Александр Андрианов. Часть 1.


Александр не любит кофе.

Поскольку во всех интернетах страны сейчас господствует Евро-2016, я тоже не удержалась и задала своему герою несколько вопросов о футболе. Сегодня я беседую с Александром Андриановым — в прошлом журналистом, редактором спортивного раздела сайта НТВ-Плюс”, а ныне писателем и отцом тройняшек.

Мы поговорили о том, почему страна гордится фанатами и продолжает болеть за команду, у которой нет перспектив. А еще мы немного поспорили о маркетинге и значении бумажных книг в современном мире.

— Объясни девушке, которая ничего не смыслит в футболе, почему: а) не бегаем; б) в такой огромной стране нет выдающихся футболистов? В чем глобальная проблема российского футбола?

— Основная проблема в детско-юношеских школах. Таланты растут в них. Как получилось, что в маленькой Голландии много звезд, а в нашей огромной стране практически все игроки играют во внутреннем чемпионате? Плюс деньги портят, когда в 18 лет человек начинает что-то показывать, ему предлагают бешеные деньги. А в этом возрасте они расхолаживают, игроку становится не до футбола. И конечно же, лимит на легионеров в нашем чемпионате. Я категорически против любых лимитов, человек становится конкурентоспособным только в определенной среде, которой у нас нет.

Основная проблема в детско-юношеских школах.

— Рональду и Месси деньги почему-то не портят, а Кокорина портят?

— Ну, Корокорин — это не Месси (смеется). Русские игроки понимают, что деньги эти не особо заслуженные и могут в любой момент закончиться, поэтому стараются оторваться на полную катушку. А Месси и Роналду видят перспективы, они могут добиться больших денег, новых титулов. Это повышает уровень ответственности.

— Есть мнение, что некоторые игроки находятся в сборной только потому, что за них заплатили или словечко замолвили. Кто-то же заинтересован в том, чтобы Березуцкий до 50 лет играл в сборной?

— Я так не думаю. Я не вижу большой альтернативы этим игрокам сборной. Это действительно лучшие ребята в стране, других просто нет. Если не будет березуцких и игнашевичей, кто будет играть?

— Это похоже на точку зрения: если не Путин, то кто?

— Ну где? Назови фамилии? Нет их.

— Почему меня эта тема удивляет: с мотивацией хоккеистов я проблем не вижу, даже если они проигрывают, заметно, что у ребят горят глаза, они стараются и болеют за дело. От футболистов нет такого впечатления.

— По телевизору невозможно увидеть горят глаза или нет. Чтобы понять это, нужно быть в раздевалке, смотреть ребятам в глаза, общаться с каждым из них и понимать, что у них в душе происходит.  Я, например, вижу, что наши ребята пытаются что-то сделать. Они просто на большее не способны. Выше головы не прыгнешь. А мы все ждем, что они выиграют чемпионат Европы.

— А есть какая-то позитивная тенденция в развитии футбола в России?

Нет, наоборот. Мы закрываемся, не пускаем приличных игроков, которые могут составить конкуренцию и послужить правильным примером. Понятно, что введение лимита — это популистское решение перед Чемпионатом мира. Самое простое — запретить иностранцев. И что дальше? И в нашем хоккее, кстати, сейчас.говорят об ужесточении лимита. В НХЛ никаких лимитов нет — сильнейшая хоккейная лига в мире.

— Кажется, что весь наш спорт спонсируют государственные или окологосударственные компании. Это как-то влияет на результаты и отношение к спортивному бизнесу?

— Игрокам все равно кто платит. А вот на уровне футбольного менеджмента это сказывается. Ты знаешь, что деньги текут рекой, поэтому можешь не особенно пыжиться. Это для частных спонсоров нужно быть эффективным, надо придумывать стратегию, работать с болельщиками, шевелиться. А когда шальные деньги текут от государства, шевелиться не нужно, поэтому футбольный менеджмент  часто непрофессиональный.

—  У менеджера условного Газпрома тоже же есть свои KPI, неужели им плевать на отсутствие результатов. Спорт — это бизнес, кому нужен убыточный бизнес?

—  Менеджер получил деньги, отчитался перед своими и сидит работает дальше.Все хорошо.

—  Ты не видишь позитивных тенденций, понимаешь, что играют плохо и в ближайшее время ничего не изменится, почему продолжаешь смотреть российскую лигу и болеть за наш футбол? Перестань ходить, может что-то изменится?

—  Итак почти никто не ходит. Клубы никак не зависят от денег, которые приносят болельщики, поэтому им в принципе на это наплевать. А я просто люблю спорт, в частности футбол. Конечно мне хочется, чтобы наши клубы были успешны, но я много лет болею за ЦСКА и все равно буду поддерживать этот клуб, как бы он не играл, какое бы финансовое положение у него ни было. Потому что я это люблю. Ну если нет альтернативы? Да, я смотрю английскую и итальянскую лигу, но есть родное, а есть далекое. Я живу в этой стране и мне важно все, что здесь происходит.

—  Ты гордишься нашими фанатами, которые наваляли англичанам?

—  Ты знаешь, да. Потому что долгое время считалось, что английские фанаты — это гроза, непобедимые. Я не большой специалист, но, насколько мне известно, их фанаты — это в основном офисный планктон, для которых фанатизм — это выход адреналина, они напиваются, дебошат. А русские фанаты не пьют, не курят, тренируются регулярно, занимаются боевыми искусствами — очень подготовленные ребята. Плюс наши дерутся без подручных предметов, голыми руками. А англичане кидаются бутылками, бьют арматурой , но при этом все равно огребли (смеется).

—  Подготовка — это хорошо, но в запале драки они разве различают кого бить можно, а кого нет? Всем подряд может достаться?

—  Ну нет, не будет уважающий себя человек бить женщин и детей. Это совсем не интересно, вкус победы не в том, чтобы одолеть слабого. Профессиональным футбольным фэнам нужны достойные противники, они дорожат репутацией. Это не безбашенные маргиналы, у них есть кодексы чести, правила.

Профессиональным футбольным фэнам нужны достойные противники, они дорожат репутацией.

—  То есть такой бойцовский клуб?

—  Да. Они встречаются в полях, лесах и бьются с такими же как они сами. Во Францию наши приехали заявить о себе и столкнулись с превосходящими силами противника — 250 наших бойцов гоняли 1000 англичан — это было круто!

Во Францию наши приехали заявить о себе и столкнулись с превосходящими силами противника.

—  Ты увлекаешься единоборствами, боями без правил, никогда не хотел примкнуть к фанатам?

—  У меня были такие мысли, бросить себе вызов. Но я, наверное, не чувствую себя готовым. И всегда встает вопрос: а зачем? Что я себе этим докажу? Я участвовал в бойцовском клубе, у меня было несколько драк. Первый час чувствуешь кайф, но потом все возвращается на круги своя и ты опять оказываешься на том же эмоциональном уровне, что и был. Ну, одна драка, вторая, третья? Ты не меняешься кардинально, не превращаешься в супер-героя. Это все временные всплески. А доказать себе что-то можно разными способами, я вот книги издал, для меня это достижение.

alexandr-andrianov-003

—  До книг еще дойдем. Почему ты ушел с телевидения?

—  Это была моя первая работа. Поначалу она производила впечатление: люди, которых я видел только по телевизору, оказались совсем рядом, я мог с ними пообщаться, работать рука об руку. Была масса эмоций и впечатлений. Но потом к этому привыкаешь, хочется карьерных перспектив, новых интересных проектов. Сама работа на ТВ не делает тебя счастливым по умолчанию. Поэтому я пошел дальше, в журналистику, потом перебрался в маркетинг и так далее.

Сама работа на ТВ не делает тебя счастливым по умолчанию.

—  А где ты работал журналистом?

—  Я писал для многих изданий, но потом основал свой проект для молодежи, где был издателем и главным редактором. Мне просто нравится писать. Я с детства от этого получал удовольствие.

—  А как тебя занесло на позицию заместителя директора аквапарка по маркетингу.

— Мне показалось, что в журналистике я уже сделал все, что мог. Мне захотелось чего-то нового. Тем более у меня всегда была развита фантазия, креатив, мне нравилось что-то придумывать, изобретать. А PR и маркетинг позволяют проявить свою фантазию. Правда я гуманитарий и у меня всегда была слабая сторона в этом деле — цифры не очень люблю.

—  Складывается ощущение, что маркетинг — это забава, в которую может прийти кто угодно со словами: “Я цифры не люблю, зато я креативный”. Тебе не кажется, что маркетинг — это наука, в которой цифры имеют огромное значение?

—  Я считаю, что у любого человека есть свои сильные и слабые стороны. Например, хорошо с цифрами, но плохо с фантазией. Для того, чтобы восполнить твои слабые стороны существуют сотрудники. У любого директора по маркетинга должна быть команда, которую он собирает исходя из задач компании и своих сильных и слабых сторон. Цифры не моя сильная сторона, но я смогу отличить толкового специалиста от не толкового.

—  А что для тебя маркетинг?

—  Ну, если в двух словах: я придумал мегаидею и получил кучу клиентов. Они пришли, остались очень довольны и рассказали о тебе другим.

—  У тебя 3,5 тысячи друзей в Фейсбуке, у поста в среднем 20 лайков, как профессионал в области маркетинга, дай оценку такой конверсии?

—  Последние два года я занимался только своими книгами и к профилям в соцсетях серьезно не относился. Да, мне было приятно получать лайки и смотреть комментарии, но я не занимался продвижением. Конечно это плохая конверсия и этим я не особенно доволен. Сейчас я издал вторую книгу, и теперь можно взглянуть на остальные сферы жизни. Когда я закончил писать и посмотрел по сторонам, я обалдел, как же все запустил в остальных сферах. Хорошо бы это исправить, правда, буквально на днях возникла идея новой книги…(смеется).

—  Расскажи мне немного о книжном бизнесе. Как это все происходит, есть какой-то заказ, договоренности предварительные? Ты же не сидишь и думаешь: сейчас напишу книгу, а потом решу кому ее продать?

—  Именно так я и думал (смеется). Я не хотел следовать каким-то тенденциям, смотреть, что модно, что востребовано. Мне интересно писать о том, что меня волнует, от чего глаза горят.

—  Получается потом напечатать и продать?

—  Мою первую книгу никто не хотел брать, поэтому я просто выложил ее в интернет. Я написал труд и хотел, чтобы с ним ознакомились люди. Правда я не оставлял надежды издать ее и в итоге этого добился.

—  Были проблемы с изданием второй книги? Как ты искал издательство?

— Было проще. Но перед написанием я тоже не думал, заинтересует ли она какое-то издательство и делал то, что было интересно мне. После того как книга была готова, я пошел в книжный магазин, нашел литературу похожего толка, записал названия издательств, составил их рейтинг и начал предлагать им. Но важно не просто отправить текст и аннотацию, необходимо составить целый бизнес-план: кому книга может быть интересна, как ее лучше позиционировать, какие у тебя есть возможности для ее раскрутки. Издатель должен получить письмо и обрадоваться: сейчас издам эту книгу и получу кучу денег. Твоя задача — думать о интересах по ту сторону стола, а не о своих. Очень важно звонить, многие издательства не рассматривают авторов, которые просто присылают книги по почте.

—  А какие финансовые условия сейчас?

—  Денег ты на этом не заработаешь. Мне было важно донести свою точку зрения, а не получить деньги. Это пафосно звучит, но я хотел изменить мир. Я умру, но после меня останутся мои книги.

— Какова идея твоей последней книги?

—  Она о том, как преодолеть страх перед дракой. Она для парней, которые занимаются боевыми искусствами, для тех, кто хочет стать более мужественным.

alexandr-andrianov-002

—  Ты хочешь донести идею до целевой аудитории, которая сидит ВКонтакте, зачем тебе издательство, выложил в сеть и нет проблем?

—  Одно дело книга в интернете, а другое — живая. Вот она перед тобой.

—  А пацаны, которые дерутся, они придут за бумажной книгой в магазин?

—  Ну, или в электронном виде скачают, как им будет удобно. Лично для меня книга существует только на бумаге, электронную литературу я не люблю. У меня в голове остается что-то только после бумажной книги, не знаю почему так происходит.

—  Но ты же говоришь, что главная цель — это донести мысли до аудитории, но ведь эти люди в общей массе в интернете читают демотиваторы. Может быть эффективнее разложить труд на картинки с цитатами?

—  Ну это очень сильное упрощение. Как ты книгу разорвешь на цитаты? Это не имеет никакого отношения к искусству и литературе. Для тех, у кого мозга нет, может для них такое потребление литературы и сгодится, но это унизительно для человека изучать литературу такими способами. Мои книги для думающих людей.

—  К какому жанру ты относишь свои книги?

Это нон-фикшн. Книги по саморазвитию.

—  А как и когда ты решился написать первую книгу?

—  Идея пришла в голову, когда в моей жизни происходили глобальные перемены: я сбросил вес, занялся спортом, стал по-другому мыслить. Чем больше нового я пробовал, тем больше мне хотелось. Я посмотрел на свои фотографии до и после, подумал, что прошел большой, интересный путь, о котором очень хочу рассказать.

А из второй части интервью вы узнаете, как Александр бросил пить, похудел на 23 килограмма, увлекся боевыми искусства и нашел свое призвание. А еще герой расскажет о том, каково быть отцом тройняшек, и почему для сохранения отношений лучше жить отдельно.


Если вам понравилось интервью оставьте на чай или поделитесь ссылкой в социальных сетях.