Наталья Ремиш


Любимый кофе героини — черный кофе с лимоном.

Все, кому не лень предлагают кандидатов на позицию Павла Астахова. Я тоже решила внести свою лепту – хочу познакомить вас с Наташей Семеновой, которая вполне могла бы занять его пост.

Как сейчас модно говорить, Наташа человек с активной гражданской позицией, но, в отличие от людей, чья активность ограничивается криками у экранов мониторов, моя героиня нашла в себе силы подняться с дивана и сделать что-то на благо общества. Мы поговорили с Наташей о ее проекте #Про_особенного_Диму, русском менталитете и Единой России.

— У моего проекта уже есть свои традиции. Одна из них – это эстафета вопросов между героями, каждый интервьюируемый задает вопрос следующему. Даниил Дымшиц интересуется, какой твой любимый город для жизни?

— У меня два любимых города – это Амстердам и Лондон. Я уже два года живу в Амстердаме и очень этому рада. Это город-движение. В нем все создано для того, чтобы не стоять на месте: от средства передвижения до массы развлекательных и развивающих активностей.

— Твой муж переехал в Амстердам из Австралии, как вы с ним познакомились?

Мы познакомились через сайт знакомств. Я приехала с подругой в Амстердам, включила приложение, сработала геолокация. Забавно, но мы долго переписывались на английском, пока не выяснилось, что оба говорим по-русски.

— Впервые встречаю человека с успешной историей онлайн-знакомств.

— В Европе это очень распространено. Мы недавно встречались с друзьями, было десять пар, из которых шесть познакомились онлайн.

— Чем ты занимаешься в Нидерландах?

— Я управляю российским креативным агентством. Правда я стала совсем мало времени ему уделять, так как мы воспитываем троих детей.

natasha-semenova-coffee-and-inreview-ira-right-003

— Трое! У твоего мужа уже были дети, когда вы познакомились?

— Да, он один воспитал двух девочек, старшая недавно уехала записывать свой альбом в США. В 17 лет она участвовала в голландском шоу «Голос», первое место не заняла, но ее заметили продюсеры и пригласили в штаты.

— Пожелаем ей успеха. Прости, я перебила тебя расспросами о детях. Мы говорили о твоих занятиях.

— Еще я делаю дождевики на территории России. Но в связи с климатическими особенностями нашей страны и моим переездом в Амстердам, я хочу перенести продажи в Нидерланды, оставив производство на Родине. Ну и самое главное дело, которое занимает большую часть моего времени – это создание мультфильма #Про_особенного_Диму. Это некоммерческий проект, требующий много сил на оптимизацию процессов, переговоры со звездами, которые могли бы озвучивать героев и продвигать проект.

— Что это за мультфильм и зачем ты его делаешь?

— Как показывает практика, люди не знают как себя вести при встрече с детьми, которые имеют какие-то особенности развития. Я сама через это проходила. Первый раз я встретила девочку с синдромом Дауна, когда отдыхала в детском лагере, тогда я испытала полный ужас и не понимала, что это за ребенок. Мне повезло, что я из семьи врачей, и родители мне все аккуратно и деликатно объяснили.

С другой стороны, я столкнулась с этой проблемой, когда отдыхала с племянницей, ей было 4 года. Она увидела за соседним столом девочку с ДЦП и сказала: «Наташа, я не хочу на нее смотреть, но не могу оторвать глаза». Тогда я ей ничего не смогла объяснить и просто сказала: не смотри. И с такими вопросами сталкивается большинство родителей. Поэтому мне захотелось создать проект, который помог бы людям наладить контакт с отличающимися людьми.

— Сколько в мультике героев, увлекательный сюжет?

— В мультфильме четыре главных героя: мальчик Дима и его мама, которые сидят на лавочке в парке, так как он не может двигаться. И девочка Мира со своей мамой, которые на протяжении всего мультфильма обсуждают этого мальчика и отношение других детей к нему. Мультфильм отвечает на вопросы, связанные с особенными детьми. Например, что они не заразны, что они такие потому, что все люди разные. Нужно пытаться найти с ними общий язык, заглянув в их душу. В написании текстов мне очень помогали психологи, так как это очень сложная и тонкая тема.

— Я знаю, что идея создать мультфильм появилась после того, как ты написала стихи для своей дочери Миры.

— Да, когда у меня появилась дочь, я не знала никаких детских стихов. Мне проще было что-то на ходу сочинять для нее и я начала писать какую-то складную ерунду. Отправила мужу, а он сказал, что детские стихи должны быть со смыслом и чему-то учить. Тогда я обратилась к средней дочери и спросила у нее о каких-то жизненных ситуациях, с которыми она сталкивалась. Я выбрала из них самую острую тему — про детей с особенностями развития.

— Вам еще нужна какая-то помощь в проекте? Вдруг кто-то из моих читателей захочет принять участие в полезном деле.

— Нужна любая популяризация этой темы. Лайки, шеры и репосты приветствуются.

— Одна из героинь моего проекта Елена Дмитриева говорила, что мы унижаем инвалидов, выделяя их в отдельную группу и предоставляя им льготы, вместо того, чтобы просто помочь им органично вписаться в повседневную жизнь. Не происходит ли аналогичной вещи с термином «особенный ребенок»?

— Я думала сделать мультик просто про Диму. Но чтобы донести идею проекта, начать диалог, необходимо использовать некоторые устоявшиеся формулировки. Почему особенный? Потому что есть люди с особенностями развития. Люди сократили это понятие до словосочетания «особенный ребенок». Но я согласна с Еленой и в Европе давно никто не выделяет таких людей в специальные группы. Например, я спросила Лолу, нашу среднюю дочь: “У вас есть дети с особенностями в школе?” “Да”, – говорит. “Есть. Один очень хороший и смешной, а второй очень вредный”. Она говорит о них, как о равных. Она не отметила, что кто-то из них на коляске, а кто-то с непонятным синдромом. Для Лолы это просто два мальчика – хороший и вредный. Однако есть определенные стадии развития общества. И общество в России на такой стадии, когда родители при виде особенных детей говорят своим чадам: «Отойди, он больной, он дурак».

Когда я готовилась к созданию мультика, я обратилась в организации, которые работают с мамами таких детей. У меня была анкета, в которой был вопрос: что слышите вы и ваши дети на детских площадках, какую реакцию видите? Вот тогда я и услышала эти страшные фразы: «Он больной, ты заразишься», «Он дурак, ты что не видишь?!»

natasha-semenova-coffee-and-inreview-ira-right-002

Многие взрослые, находясь рядом с особенными детьми, позволяют себе говорить о них в третьем лице. Хотя эти дети все понимают. Мама одной девочки с ДЦП рассказывала, что у дочки плохая артикуляция, но все хорошо с интеллектом, она плохо говорит, но очень хочет общаться. Она пытается со всеми здороваться, но за 11 лет ей ни один человек не ответил. Про такие моменты надо говорить. К сожалению, мы не можем говорить об интеграции детей с особенностями развития, пока не развеем мифы, которые живут в обществе.

По данным психологов, формулировку «особенный» отрицает не более 5% матерей. Однако есть мамы, которые пока находятся в стадии отрицания проблемы. И только тогда, когда они принимают ребенка таким, какой он есть, им становится проще с этим жить. Если посмотреть на инстаграмы таких матерей, то в большинстве профилей написано: «любящая мама особенного сына» или «особенная мама». То есть большинство ассоциирует себя с этим словом.

— Когда я делала интервью с Андреем Борисовым, который сидел много лет на тяжелых наркотиках, и, к счастью, смог побороть эту болезнь, я столкнулась с двумя типами проблем в обществе. Благородные беды, с которыми люди борются сообща и открыто об этом говорят, например, рак и курение. А есть проблемы, на которые даже смотреть боятся, ощущение, что я прочитаю что-то о наркомании или детях с синдромом Дауна и эта беда через зрачок заползет ко мне в дом. Мы сколько угодно можем воспитывать детей, но это не поможет пока взрослые боятся даже обсуждать эти темы.

— Конечно первичная аудитория моего мультфильма – это родители. Часто взрослые говорят, что им это не надо, они и сами все знают и понимают. Но большая часть аудитории просто не задает себе подобных вопросов. Именно поэтому я решила сделать мультик, который поможет задать правильные вопросы и получить на них ответы.

Даже мамы особенных детишек не знают, что отвечать на некоторые вопросы, например «почему он такой?». Каждая мать находит свой ответ, а я постаралась сделать некое саммари, которое воспитывает в людях доброту и показывает другую сторону вопроса.

— Я иногда встречаю на прогулках родителей с особенными детьми, но как бы я ни пыталась вести себя естественно и непринужденно, у меня не выходит, я просто опускаю глаза. Я делаю это не потому, что мне неприятно, я просто представляю через какое горе и боль прошли эти семьи. Я не знаю как себя вести в таких ситуациях.

— Это очень распространенная ситуация. Как вести себя с такими людьми? На это одна из мам ответила: «А как бы вы повели себя с любой другой женщиной с ребенком?». Ведь их не спрашивают, какой кофе они любят, сразу задают вопросы: а что у вас? А вы этим занимаетесь? А что с ним? И начинают жалеть. Конечно, родители прошли через все эти этапы — переживания, боль, печаль. Но они это приняли. И дальше живут как абсолютно нормальные семьи. Конечно, они мечутся между клиниками и реабилитационными центрами, но в остальном это просто обычная жизнь. И они тоже хотят обсуждать кофе, сумки и последние фильмы в кино.

— Проблема становится острее, если умножить ее на наш менталитет, ведь русские совершенно не деликатные люди. В нас есть какая-то деревенская простота, каждый может дать совет, отпустить неуместный комментарий. Отдельно все прекрасные люди, особенно когда отдыхаем в Европе, но если всех вместе собрать, хоть вешайся.

— Пожив за рубежом некоторое время, я стала замечать большую разницу. Тут все общаются короткими фразами, когда встречаешься с незнакомыми людьми или соседями, сталкиваешься с миллионом вопросов про тапочки, красивую сумку и так далее. Я сначала терялась, так как для меня это совсем бессмысленные разговоры. Русские совсем другие, никому лишний раз на улице не улыбнемся, но зато, если уж решим открыться, то всю душу наизнанку.

 

Европейцы, вроде как, поверхностные, но своими короткими разговорами они очерчивают круг тем, за рамки которых не позволяют выходить. Они не будут задавать вопросы, которые могут поставить собеседника в неудобное положение. В России люди совершают интервенцию в частную жизнь других из лучших побуждений, хотя конечно это не совсем этично.

— Ты видишь положительные тенденции в этом плане?

— Да, Европу же тоже колбасило. Много лет назад в Нидерландах школьники сидели с закинутыми ногами на парты и курили вместе с учителями. Сейчас такого нет, общество это переросло. Если говорить про особенных детей, в России их хоть начали выводить на улицы, но у этого появилась другая сторона — у прохожих возникает 145 вопросов по этой теме. Со временем это изменится и приобретет более цивилизованные черты.

В России люди совершают интервенцию в частную жизнь других из лучших побуждений.

— Если ты оказываешься свидетелем приступа у ребенка с особенностями развития, нужно ли предложить свою помощь или мама и сама знает как действовать в этой ситуации?

— Предлагать помощь конечно надо. Но не нужно приставать к ребенку в такие моменты, все вопросы задавайте маме. Но если он просто споткнулся и упал, веди себя так, как вела бы с обычным ребенком. К сожалению, зачастую реакция людей оставляет желать лучшего: «Вы своего ребенка не воспитываете. Ему надо дать по башке».

— Какие, на твой взгляд, три самые острые социальные проблемы в России?

— Старики и качество их жизни именно в сравнении с Европой, не с США, так как Америка в этом плане очень похожа на Россию. Второй момент – это дети сироты, потому что в этой сфере сплошное бесправие. А третье – это люди с особенностями. Я приехала в Москву с легкой и маневренной детской коляской, и то мне приходилось постоянно напрягаться, чтобы пролезать везде и затаскивать ее на бордюры. А каково приходится людям с ограниченными возможностями?

— Сейчас все СМИ поголовно выбирают замену Павлу Астахову, предложишь кандидата на его позицию?

— У меня к этой истории отношение специфическое. Я уверена, что за свою карьеру он кому-то помог. В моем окружении все время всплывали частные истории, где его благодарили. То, что он взболтнул на этой встрече, мне кажется, что он просто ступил, сказал, не подумав. Знаешь, бывает ведь такое, что люди просто в ступор впадают и тупят, устал, не выспался, всякое бывает. Есть же такое устойчивое выражение «Как поплавали?». А насчет кандидатуры, я подписала петицию в поддержку девушки, которая возглавляет фонд «Отказники».

— А ты сама бы смогла и захотела бы занять его должность?

— Да, смогла бы. Если бы у меня была возможность хоть как то повлиять на ситуацию с детьми, я бы с радостью за это взялась.

— Но ведь это только кажется, что все так просто: буду детишкам помогать. А на самом деле ты оказываешься между большим количеством заинтересованных сторон. Тебя не пугает погружение в политическую грязищу?

— Я по профессии политолог, поэтому знаю и понимаю всю внутреннюю кухню. Первое место работы, куда я попыталась устроиться, была Единая Россия (смеется). Но когда я увидела, как там все выглядит внутри, я посмотрела на всю эту публику и сказала: нет, спасибо, пойду лучше пиаром заниматься. Поэтому я понимаю, что это такое и, поражаюсь Чулпан Хаматовой, которой приходится играть на разных фронтах. Я считаю, что любая политическая проституция оправдана, если это приносит пользу детям.

Я считаю, что любая политическая проституция оправдана, если это приносит пользу детям.

— Ты согласна с Чулпан в том, что благотворительность затягивает. Стоит помочь одному ребенку, и ты уже не можешь остановиться, в отпуск не ездишь, только и думаешь о судьбах людей, которым могла бы помочь?

— У меня была такая проблема, когда я начала заниматься этой темой. Мне начали писать много писем с просьбами о помощи. Но я просто выбрала определенный путь — образовательную историю. Такова моя позиция как мамы и в этом направлении я двигаюсь. Я одергиваю себя и стараюсь не вовлекаться в какие-то другие темы, которые выходят за рамки проекта. Когда я закончу этот мультик, начну делать следующий на другую острую тему.

— Ты, кстати, не смотрела фильм «Темпл Грандин»? Он перевернул мое представление о людях с аутизмом, я начала понимать, как они мыслят, что творится у них внутри, почему ведут себя определенным образом. При этом он не депрессивный, а, наоборот, мотивационный.

Нет, он у меня в списке тех, которые обязательно надо посмотреть.

Я всегда прошу собеседников посоветовать мне и моим подписчикам посмотреть и почитать что-то полезное и вдохновляющее.

 Мне очень понравилась книга «Трава, пробившая асфальт». Она не слезливая, про силу воли и характера, про желание человека чего-то добиваться. Второе – это, конечно, выступление Стива Джобса перед студентами Стенфорда — «Занимайся тем, что ты любишь». А третье – это видео о том, как по-разному можно смотреть на одни вещи.

Этим видео я и закончю интервью с Натальей.


♥  Оставьте на чай, если вам понравилось интервью.