Кевин Харрингтон


Кевину Харрингтону (Kevin Harrington) 31 год и он с отличием окончили нженерную программу по робототехнике Вустерского политехнического института (Worcester Polytechnic Institute) в 2009 году. Создатель программной платформы Боулер Роботикс (BowlerRobotics), которая успешно используется в экспериментальных программах Лаборатории Автоматизированной и Интервенционной Медицины при Вустерском Технологическом Институте (WPI Auto mation and Interventional Medicine (AIM) lab). С ее помощью в этом году уже проведены две малоинвазивных операции под контролем аппарата МРТ и еще 50 запланированы. Кевин также является одним из создателей кооператива NeuronRobotics и пространства для творчества Технокопия (Technocopia), продолжает работу над Боулер Роботикс и периодически проводит семинары по робототехнике для детей и взрослых в Вустере.

— Как вы считаете, вы интересный человек?

Не мне судить, но раз вы берете у меня интервью, то, наверное, да.

— Чем интересны и полезны миру?

Это хитрый вопрос. С одной стороны то, чем я занимаюсь, приносит пользу — позволяет автоматизировать рутинные операции. Но есть и другая сторона медали — люди теряют работу, потому что я делаю свою.

В течение ближайших пяти лет 30 миллионов человек по всему миру потеряют работу из-за автоматизации (роботизации) производства. И если правительство хочет как-то смягчить этот процесс, им нужно начать создавать рабочие места для этих людей прямо сейчас. Делать это нужно еще и потому, что для создания нового рабочего места им нужно гораздо больше времени, чем мне для его автоматизации. А если посмотреть на эту тенденцию в долгосрочной перспективе, то (возможно я шучу, а возможно и нет), в какой-то момент, последней рабочей специальностью останется робототехник.

P1040403

— Если война между роботами и человечеством все-таки начнется, как думаете, кто победит?

Если это действительно когда-нибудь произойдет, человечество не победит. Но я не думаю, что такая война вообще возможна. Мне нравится, что сказал по этому поводу Стивен Хокинг: «Я бы не беспокоился о приходе роботов к власти. Гораздо большего внимания заслуживает вопрос о том, как будут распространяться товары, производимые роботами».

Я не боюсь того, что роботы захватят мир. Меня больше волнует тот факт, что несколько крупных корпораций, использующих роботов, диктуют свои правила и обязывают людей во всем мире покупать их продукты или платить им за возможность произвести подобные. Например, сегодня, вы не сможете самостоятельно построить автомобиль. Если попытаетесь, это будет незаконно.

— Три вещи, которые вы знаете о России?

— Ой, вообще, я кое-что знаю о России. В этом государстве правили цари. Россия — это единственная страна, победившая монгольское войско в бою. Круто, молодцы ребята, ни у кого кроме вас это не получилось. Еще знаю, что в Росси была революция в 1917 году. И да, не пытайтесь развязать сухопутную войну с этой страной. Ни чем хорошим это не закончится. В истории еще не было ни одного успешного примера.

— Самое бесполезное знание, которое получили в жизни?

Не думаю, что обладаю какими-то знаниями, которые, в конечном счете, могут оказаться бесполезными. Я просто накапливаю факты, пока могу это делать. Вы можете знать что-то, но просто не использовать. И это не делает знания бесполезными, ведь никогда не знаешь, где и когда они могут пригодиться.

— Любите ли кофе, какой любимый?

Я не очень требователен в выборе кофе, мне нравится сам ритуал его приготовления по утрам. У меня это происходит как-то так: хорошо, я встаю, сейчас я налью вот это сюда, а это положу вот сюда… Знаете, это ведь одновременно и небольшой производственный процесс, и очень простая задача на утро: «Нет кофе? Но ведь я могу его сделать». Получается, что приготовление кофе – мое первое свершение в начале нового дня … бац-бац, и я что-то сделал.

— Какими талантами хотели бы обладать помимо тех, что уже имеете?

Хм, хороший вопрос. Музыка. Да, больше музыки. Я ничего не понимаю в музыке, я не знаю, как создавать её, и, наверное,не ценю так, как многие другие люди. Я слушаю совершенно разные направления. Для меня музыка — это всегда что-то вроде «мыслительного катализатора». Она звучит в фоновом режиме и помогаетнастроиться на выполнение конкретной задачи. В зависимости от того, что делаю, я выбираю разные жанры. Например, когда работаю над пользовательским интерфейсом, слушаю скрим панк. Занимаюсь прошивкой – со мной Девятая симфония Бетховена. Первая, Вторая и Третья симфонии — это мыслительный процесс. Пятая, Шестая или Седьмая — написание кода, потом Восьмая и Девятая – под них тестирую на AVR и все, я закончил. Может быть, это не лучший способ использования музыки, наверняка из нее можно извлечь намного больше пользы и удовольствия.

Кевин на Hackaday и Githib
Спасибо Сергею Карпушину за помощь в организации интервью и перевод.


  Эксклюзивные материалы проекта в закрытом Райт-клубе