Олег Агейчев, кинорежиссёр

22 июня состоялась премьера сериала Исчезающие истории, снятого в формате Instagram stories. В основе сюжета реальные истории ветеранов и свидетелей войны. Эти сюжеты исчезнут спустя сутки. Как и жизни пожилых людей в домах престарелых угасают без нашего внимания.

Публикуем большое интервью режиссера сериала Олега Агейчева о предназначении, страхах и реализации внутреннего потенциала.

Олег Агейчев выпускник МФТИ, продюсер, кинорежиссер, создатель креативного агентства Mozga Studio и онлайн-школы кино Stories. В его дебютной полнометражной картине «Доминика» снялись: Елена Яковлева, Алексей Чадов, Светлана Устинова и Игорь Жижикин.

Евгения Телицына: эфиопская гигиена и оксфордская любовь

Соучредитель фонда «Навстречу переменам» Евгения Телицына о детстве с сиротами, работе в Африке и учебе в Оксфорде.

  • Евгения Окончила Институт стран Азии и Африки, МГУ им. М. В. Ломоносова
  • Работала в госпитале Красного Креста в Эфиопии.
  • Организовала восемь конкурсов для социальных предпринимателей, в том числе в Руанде, вдохновила сотни людей на развитие социальных проектов

Благотворительность на карантине

Социальные предприниматели и благотворительные фонды кричат: «Ребята, мы итак были в тяжелом  положении, сейчас полная жопа». Расскажи, как человек изнутри, насколько тяжелая сейчас ситуация в сфере благотворительности и социального предпринимательства, как коронавирус повлиял ?

Благотворительные фонды, которые живут на деньги учредителя или крупных корпоративных партнеров, как “Навстречу переменам”, для таких мало, что поменялось. Но чем больше ты зависишь от пожертвований физических лиц, тем хуже тебе стало в эпидемию коронавируса. Все сейчас теряют деньги, экономят на всем. Первое, что люди делают, это отключаются от регулярных пожертвований. Сильно страдает работа у тех, чья деятельность связана с физическим контактом, например, реабилитация, массаж, игры между детьми, социализация — это все связано с контактом физическим.

Расскажи про классные проекты из сферы социального предпринимательства, хочется поддержать их хотя бы информационно

Для меня отличный социальный предпринимательский проект «Детям о важном» Наташи Ремиш. Она делает мультфильмы. Зачем? Наташа видит проблему: эмоциональный интеллект и отношения между родителями и детьми в стране как культура не привиты. Очень маленький процент людей понимает, что это важно, наладить такие отношения со своим ребенком, чтобы был диалог, и если у ребенка проблема, он пришел к маме и папе, а не побежал на улицу. Наташа придумала инструмент – мультфильм, который с одной стороны мультфильм, а с другой стороны прямо пошагово объясняет всем, как себя вести. Для меня она как раз классический пример социального предпринимателя, который видит проблему, не боится каким-то новым способом ее решать, и придумывает разные способы добывать на это деньги. 


Классический пример Наталья Перязева, автор проектов «Сказки у Камина», «Дом у Парка», ясли-сад «7 гномов» (Председатель ЭСпРСП в Государственной Думе РФ), которая занимается проблемой отношения к пожилым. Например, ее команда проводила интерактивный тренинг, чтобы каждый мог понять, как пожилой человек себя чувствует. Раздают варежки, очки с поцарапанным стеклом, наушники и говорят: «А теперь напиши что-нибудь». И ты в полукосмосе ходишь и пытаешься что-то делать, например продеть нитку в иголку.

Или еще проект, который придумал Юрий Мосенжник. Он отец ребенка с аутизмом. Когда он ездил в отпуск с ребенком они сталкивались с плохим отношением. Сын Юрия, хоть и был еще маленький, чувствовал отношение к себе, он расстраивался, что взрослые уводили от него своих детей. Сотрудникам отелей казалось, что ребенок плохо себя ведет. Но он вел себя так, потому что у него есть особенности развития. А им говорили: «У вас есть время на бассейн в такие-то часы, в остальное время, пожалуйста, тут не появляйтесь и не мешайте другим нашим гостям». И никакого отдыха не было из-за психологического давления. Юрий взял и сам построил базу отдыха специально для таких семей. Проект «РасСвет» в деревне Шутово Псковской области. Это не реабилитация, там нет врачей, занятий, Монтессори, а просто людям можно приехать со своими детьми с любыми особенностями. 

Часто люди сами встречаются с проблемой, и потом делают вокруг этого проект. Это очень достойно и круто. А бывает иначе, например, Ирина Белозерова и Надежда Лукнова занимались сувенирным бизнесом — архангельский сувенир из шерсти. Они поняли, что эти технологии можно применять для недоношенных детей. Шерсть очень полезна, потому что у недоношенных детей 40% энергии тратится на то, чтобы себя согреть, и от этого очень сложно развиваться и расти. Ирина и Надежда придумали комплекты для недоношенных, шапочка, одеяльце, носочки. И сейчас у них стадия тестирования, врачи помогают им все это дело апробировать, чтобы доказать лечебный эффект. Но как минимум, учитывая, что вообще одежду на недоношенных очень сложно купить, это целая история, то это уже такой социальный проект. 

Еще один крутой проект Эдуарда Щирова из Санкт-Петербурга. Он служил в церкви, где был открыт социальный центр для сирот-подростков. Он понял, то это все не работает, во всяком случае, недостаточно, чтобы сирот социализировать. Эдуард понял, что если дети они будут получать навык труда и работы, то так и будут вести асоциальный образ жизни. Он придумал кофейню, где люди покупают кофе. Там стажируются эти подростки-сироты именно с целью того, чтобы у них в трудовой книжке появилась запись, чтобы потом легче было устроиться на работу, во-вторых, чтобы появилась привычка трудиться, складывалось понимание иерархии, рабочих часов. Потому что они могут забыть, что им на работу надо просто. И вот такой проект, то есть с одной стороны это все-таки предпринимательство, и опять-таки можно сказать: «О, он зарабатывает на сиротах». Ничего он не зарабатывает, тяжело идет. Но вот эта идея именно про то, как поменять ситуацию для человека, чтоб был долгосрочный эффект.


«Женя, стыдно работать ради денег»

Про других рассказала, давай теперь о тебе. Расскажи, пожалуйста, как ты попала в благотворительность и социальное предпринимательство. Давай с самого начала, про вуз и работу в Африке.

(Я это никогда не рассказывала этого публично). Началось все с того, что была перестройка… Мама моя занялась переводами в агентстве, которое помогало иностранцам усыновлять у нас детей. Потому что открылась граница, в Америке очень много у кого бесплодие по разным причинам, потому что они там чуть-чуть раньше начали баловаться контрацепцией и бургерами. И вот мама сначала была переводчиком, когда они приезжали, забирали, и долго работала с международными усыновлениями. Я выросла с этими сиротами практически у себя на голове, это было в 1990-е, когда не нужно было еще в отеле обязательно жить, то есть было это все как бы в таком более изи и релаксе. Тогда мой отчим работал водителем, мама переводчиком, они и эти дети у нас жили, меня постоянно с ними таскали. Сейчас я понимаю, насколько на меня это повлияло. Сам факт того, что можно прилететь через океан, чтобы взять этого бедненького малыша… То есть вот это все у меня вживилось.

А чем занималась твоя мама до этого?

Она биолог. В перестройку закончила вуз, родила меня, и сразу все это… Моя бабушка тоже биолог, и она всегда мне говорила: «Женя, стыдно работать ради денег», и сейчас я думаю, что она переборщила, потому что надо уже начать ради денег (Смеется). Бабушка была помешана на своей работе, она считала, что наука — это единственное, ради чего стоит жить, такая была совсем одержимая. Я не хотела никогда биологией заниматься и сиротами не хотела заниматься, но я точно знала, что я не смогу работать в коммерческой компании.

Ну, а дальше откуда-то вязалась эта африканская тема, она достаточно спонтанно появилась. Мне хотелось, чтобы мне было интересно учиться, но я никогда не понимала, кем я буду работать. Тогда я еще не понимала, как это работает, но типа прикольно, международное образование. 

Почему именно Африка?

Это иррациональное поведение 16-летней девушки. В какой-то момент подружка позвала меня на африканскую вечеринку. Там была африканская еда, африканское искусство, африканские танцы. И почему-то я там себя почувствовал дома, не знаю. Ну, вот так. 

После универа я успела поработать немного. Тогда была услуга для людей, усыновивших русских детей, они могли найти биологических родителей этих детей с разными целями, чаще всего узнать просто историю семьи, а кто-то хотел, чтобы дети познакомились с настоящими родителями. И вот я годик поездила по нашим “прекрасным” населенным пунктам, где эти “милые” женщины жили, отказавшиеся от своих детей. Вот тогда у меня наросла короста, я немножко научилась выдерживать чужие сложности.

Поэтому когда мне предложили работу в эфиопском Красном Кресте, я поняла, что в принципе, насмотревшись на наши населенные пункты в страшном виде, женщин, которые в жутких условиях живут и пытаются не спиться, и Красный Крест эфиопский можно пережить. И так соединились все мои кусочки — тяга к Африке и работа не ради денег. Я туда уехала на полтора года.

Сколько тебе лет было тогда?

Я уехала в 2008, а родилась в 1985. 23 мне там исполнилось. Мелкая была, бешеная. Про изоляцию очень отзывается, потому что там в девять часов у нас двери закрывались и выйти было нельзя. А я была очень свободолюбивая, для меня загон в девять часов спать казался за пределами того, что я могу вынести. И то же самое с людьми… Я думала, что там все будут такие же как я, московские, желающие приключений на благо бедных эфиопов. Оказалось, что там собрались очень разные люди, многие из которых  просто сбежали от личных сложностей в России. Я конечно месяца через три подвскрылась от этого всего.

Расскажи, пожалуйста, чуть-чуть подробней, в каких условиях вы жили, как это было все устроено. Что именно ты там делала? Это была какая-то гостиница или палаточный лагерь?

Советский Союз дружил с Эфиопией, Эфиопия — это единственная страна, которая никогда не была колонией из всех африканских стран. Но при этом они дружили с Советским Союзом вопреки всем остальным странам, которые дружили соответственно с другими. Отдельный разговор, как я к этому отношусь, потому что я потом ездила в страны, которые колониями были, и теперь не уверена, что колонией быть плохо. Соответственно, они построили госпиталь Российского Красного Креста в Эфиопии. 

Ожидание разошлось с реальностью. Я думала, что это бесплатная больница для всех жителей Эфиопии. Оказалось, что она платная, там люди по страховке лечатся. Выгодно белым, особенно там много русских, посольство большое. Для них это кайфово, что у тебя есть на своем языке медицина, но в целом Красным Крестом там это по старой памяти называется. Действительно хорошая медицина, но это либо по страховке, либо богатые. Там есть эфиопский поэт (надеюсь он жив), который перевел Пушкина на амхарский язык, он жену свою лечить привозил. 

Photo by Erik Hathaway on Unsplash

Там три, кажется, корпуса были больничных, и два жилых, где жили врачи, медсестры и мы, административная команда. У меня должность называлась старший переводчик. Зачем ее так назвали, я не знаю, я была абсолютно обычный переводчик, ничем не старше остальных. У меня была классная работа, я ее очень любила. Надо было заниматься документами врачей, чтобы дал Минздрав разрешение на работу, визы и все такое. Поэтому я один из немногих людей, кто каждый день выходил с территории больницы. У меня сначала был водитель… Но я сама очень любила водить, а мне не разрешали. И вот однажды МИД прислал нам гуманитарную помощь на миллион долларов, ее никак не могли растаможить, все нервничали, а мне это удалось. Тогда начальник сказал мне: «Проси, что хочешь». Я сказала: «Уберите моего водителя, он меня бесит, я хочу сама ездить». И так я стала ездить сама.

А на каком языке ты с ними говорила, на английском?

Ну, да. Я учила амхарский язык пять лет. Я очаровывала тем, что пыталась там что-то такое говорить, эфиопы очень это любят, они очень радуются, но естественно, когда доходит до дела, я переходила на английский. 

ГИГИЕНА ПО-ЭФИОПСКИ

Почему закрывали дверь в девять часов? Потому что опасная обстановка или что?

Во-первых, да, якобы опасная, хотя я думаю, что это перестраховка советского менталитета, причем двухсторонняя. Действительно наши врачи могли устраивать слишком громкие вечеринки, а посольство очень болезненно относится к международным скандалам. 

Photo by Erik Mclean on Unsplash

И прививки конечно мы делали, там промывали мозг очень сильно на тему гигиены. Нам сказали мыть с хозяйственным мылом все, что ты купил. Для меня в 23 года мыть бутылку из-под йогурта  — это просто маразм был. Банан помыть, сникерс помыть, мне тогда казалось, что все сошли с ума. Но ничего, мыли. И сейчас (прим, ред.: во время эпидемии коронавируса) для меня нет такой проблемы протереть лишний раз руки спиртом. Но я хочу тебе сказать, между нами девочками, быстро мы забили на всю эту историю, вот этот вот уровень критичности сильно снизился, то есть какие-то базовые вещи типа с лимоном помыть руки, съесть перца. Но я покупала на улице очень много всего, и ела я в кафешках их придорожных, и ничего мне не было. А первое время: «Надо пить джин по ночам, чтобы не было малярии»… В какой-то момент оставляешь для себя 10% адекватных мер и все.

У меня только 2 раза были инциденты. Один раз надо было ехать поздравлять с Новым годом президента Эфиопии. Мне было так страшно… 

Ого! Ты знакома с президентом Эфиопии?

Да. Не спрашивай меня, как его зовут, я не помню.  Я сказала: «Здравствуйте, вот вам подарки от нашей больницы». Он говорил: «Спасибо!», и все уходили. Вот такая была тема. И вот тогда у меня заболел живот, и типа якобы я что-то подцепила. Но я уверена, что это был просто от волнения.

А второй раз, когда я поссорилась с русских кавалером из посольства. Все говорили, что я якобы подцепила амебу, но я уверена, что это тоже было проявление нервное. 

А эфиопские кавалеры у тебя были? 

Знаешь, я не реагировала на них. Может на уровне 23-летней молодой совсем формирующейся женщины, как вообще сексуального объекта, я до конца их не воспринимала. Но вообще нас — девочек — за это ругали очень сильно, там строго было в больничке.

Не загуляешь?

Загуляешь, но с проблемами. Были прецеденты, когда выгоняли за благосклонность к местным жителям, хотя по большому счету, кого касается, но вот роман с эфиопом почему-то директору казался за пределами нравов.


Назови 5 правил эфиопской гигиены, которые ты запомнила

  1. Не пить из бутылки на улице из горла, в смысле не прикасаться губами.
  2. Протирать руки всегда, когда можешь, гелем или спиртом. 
  3. Лимон. Там есть фрукт лёми — это маленький желтенький лайм. Он очень помогает. От коронавируса не поможет, но протирать стакан вот этим лёми и швырять его туда – да. И ручки тоже.
  4. Перчик, в России это, наверное, не действует, но там есть такой эфиопский перец. Вот его хорошо везде тоже сыпануть, он ядрененький, но можно привыкнуть. 
  5. Если ты шопился в какой-то палатке типа ларек, а не супермаркете, то можно помыть то, что ты там купил. 

Эфиопский период закончился, ты возвращаешься в Москву. А дальше?

Про эфиопский период хочу одну вещь добавить: там я научилась тому, что изоляция в голове и одиночество в голове. Я там это вдруг поняла, что это мое решение, и если мне не нравится быть одинокой, можно найти способы не быть одинокой. И что эти все директорские правила дурацкие можно при желании обойти.

Все у меня в голове: можно быть свободной в правилах и не одинокой в одиночестве.

Мне кажется, что текущий карантин может научить этому людей. Я конечно очень благодарна, я надеялась, что мне никогда не придется вспоминать те свои знания, но сейчас они очень в кассу.

А потом я поняла, что Красный крест мне не нравится, что хочу работать в благотворительном фонде. Тоже это из серии, когда само вдруг приходит в голову. Я поняла, что этот сектор мне интересен, а психологом я на тот момент работать я была не готова. 

Приехала к нам девочка на стажировку, которая потом стала моей лучшей подругой. У ее  мамы был благотворительный фонд. И я подумала: «О, нормально, подогнал Господь работу». В том Фонде я проработала полтора года. Это такой классический фонд, который получает гранты от Правительства Москвы, реализует программы. Я поняла, что мне этого мало, хотелось более амбициозной работы, более инновационных методов решения. Я не говорю, что Фонд делал плохую работу, но я поняла, что свою драгоценную жизнь хочу тратить на системные амбициозные вещи.

Я влюбилась в социальное предпринимательство. Я попала в Фонд «Навстречу переменам», где сначала работали 2 человека, а помогали мы толпе народу. А в том Фонде наоборот было: десять человек сидит за какие-то маленькие деньги, что-то там ковыряется.

А как ты с социальным предпринимательством познакомилась? Как ты с  этой сферой в первый раз столкнулась?

Из того Фонда я ушла во фриланс, и ничего не искала, и мне достаточно комфортно было. У меня психотип фрилансерский, мне больше нравится не ходить на работу каждый день. Поэтому я как-то занималась своими делами, психологом как раз начала работать. И потом как всегда случайно мама мне сказала, что ее знакомая ищет помощника в такой-то Фонд. А мне до этого накануне приснился сон, что мне нужно пойти в салон красоты работать администратором, потому что мне для моего типа ума полезно записывать в квадратики вещи, то есть структурировать себя, а то я слишком на этом фрилансе разболталась. Из-за сна я решился посерьезнее отнестись к этой вакансии, а так бы я скорей всего сказала: «Мама, отстань, мне отлично и так». И вот за час чтения сайта я поняла, что это то, о чем я мечтала.

Ты выиграла грант на обучение в Оксфорде. Когда и как это было?

У меня есть талант, которого я не знала, и только в этом Фонде он раскрылся, выигрывать гранты на учебу. Первая учеба была, когда я только начала работать. В Питерском университете Высшая школа менеджмента, у них была программа обучения управлению проектами социального предпринимательства. Потом я еще магистратуру закончила. А потом был Оксфорд, это осень 2017-го. Фонд Потанина классную программу делает. Это пятидневная учеба про социальные финансы в настоящем Оксфорде, и это очень на меня повлияло.

Photo by Sidharth Bhatia on Unsplash

Это удаленная учеба или нужно было ехать?

Мы прилетели, живешь в старом отеле таком с привидениями, и  такой прямо реально самый старый отель Оксфорда, не в смысле плохой. 220 лет этому всему, там тебя швейцар англичанин встречает в цилиндре. И потом идешь в школу Саида, который организовывает учебу. «Гарри Поттер» полный. И само попадание туда, причем не как турист, уже крышу сносило. Было очень интересно учиться, мне кажется, я какие-то до сих пор вещи перевариваю. Начала применять в России то, что я после этой поездки стратегию Фонда раскрутила чуть-чуть по-другому, и до сих пор хоть я уже не директор, осталась в Совете, думаю о том, что еще можно делать, именно то, чему меня в Оксфорде научили, очень сильно влияет на мое мировоззрение.

Какие у тебя были инсайты, какие-то важные штучки, которым ты научилась там?

У меня всегда есть два слоя чувственный и интеллектуальный. Вот там у меня больше было про чувственное. Мы в «Навстречу переменам» опираемся на любовь к нашим социальным предпринимателям, к нашим проектам, с принятием, неформальным общением. Я не всегда была уверена, что это правильно, мне казалось, что вот, есть же нормальные организации, где есть протокол, как надо войти, как сесть.

В Оксфорде было так много про любовь. Там было столько про неформальное, про человеческое отношение к потребности каждого ученика.

Во-первых, как они с нами там носились, водили нас на Ночь музеев. Был ужин Welcome Dinner, они закрыли музей естественной науки, и мы там гуляли, как в кино. Такой подход, не просто дорогие ученики, наденьте галстуки и сидите за партой. 

Дальше было первое упражнение, главные ценности лидера или что-то типа того. Нужно было на бумажке написать и наклеить и на стену.  Все что-то написали свое, а организаторы начали говорить: «Love is missing? Почему никто не написал про любовь? Вы что, офигели?». Там были мои коллеги, разные директора огромных фондов Америки, и все начали верещать про эту любовь. И тут я поняла, что как раз со мной-то все нормально, это у нас страна просто едет медленно в эти ценности. И вот это было важно сохранить у «Навстречу переменам», про Love, как бы она была не missing. 

Подход, чтобы с одной стороны соблюдался тайминг, это не было бы раздолбайства, поверхностного отношения, но при этом это не было бы ради галочки, не было лишней бюрократии. Баланс между свободой и ограничениями мне очень там понравился. 


КАК ВЫИГРЫВАТЬ ГРАНТЫ

Поделись лайфхаками как выигрывать гранты. 

Нужно в правильном месте в правильное время оказаться — это лайфхак, которому нельзя научить. Я выиграла обучение в Оксфорде в Фонде Потанина, вот он сейчас мне оплачивает еще в Сколково учебу. С этим Фондом у меня завелась какая-то особая история.

Как грантодатель и как грантополучатель скажу, что очень ценят честность, когда ты не пытаешься выглядеть лучше, чем ты есть, набить себе цену, приврать что-то, приукрасить.

У меня с враньем проблемы, даже мама считает, что у меня асоциальное поведение, что я не могу врать, что нормальный человек должен уметь это делать. У меня вызывают доверие люди, которые не преувеличивают, и я так подозреваю, что этим и сама вызываю какое-то желание дать мне грант.

А помимо Фонда ты как психотерапевт тоже работаешь?

Да. И более того, я могу работать и хочу работать с организациями, то есть может прийти руководитель НКО и сказать: «Вот тут, вот тут не понимаю», и мы можем посмотреть на их процессы не как на бизнес-процессы, а как на то, что у него в голове.

Я верю, что каждый руководитель воссоздает в своей организации свой мультфильм из головы. Невроз предприятия — это невроз руководителя.

Но я училась именно тому, чтобы помогать людям видеть тот паттерн, который он вокруг себя создает, и почему может какие-то вещи не получаются, и как с ними работать.


Что для тебя счастье и счастливый ли ты человек?

Это для меня сложный вопрос. Я это никогда не рассказывала публично, но вообще у меня есть большая буддийская линия. Я медитирую каждый день, у меня есть учитель и все такое. Буддизм — это что такое? Это не религия, это наука о том, как быть счастливым. 

Иногда мне кажется, что я не счастлива. Но когда я оборачиваюсь назад, даже в то, время, когда я была вроде бы несчастлива, понимаю, что в те моменты я была счастлива. Я не знаю, как это описать. Мы счастливы больше всего тогда, когда мы об этом не думаем. Если мы не думаем, счастлив ты сейчас или нет, то в этот момент скорей всего ты счастлив. И вот я пытаюсь научиться в эти моменты себя останавливать, и говорить: «Женечка, запомни прямо сейчас, вот это вот счастье». Понимаешь, не проскочить. 

Допустим, сейчас с тобой мы разговариваем, и вот сейчас понимаю, что мне приятно было вспомнить свою жизнь. И как-то ты так еще вопросы задавала с теплом, что мне было приятно соприкоснуться со мной разных времен. И я не заметила, что я была эти полтора часа счастлива. Скорей всего я завтра проснусь такая: «Блин, как вчера было круто», но это же не прикольно, испытывать счастье задним числом. Поэтому я минут десять назад себе сказала: «Женя, вот это счастье. Запомни». Чтобы успеть его поймать.

Счастье — это когда ты успел его заметить

Евгения Телицына

Назови книги, которые вдохновили тебя или изменили взгляд на мир

  1. Основатель гештальт терапии Фриц Перлз, книга «Свидетель терапии».
  2. Лама Оле Нидал — «Будда и Любовь»
  3. Улицкая «Лестница Якова», «Казус Кукоцкого»
  4. Гузель Яхина, «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои»

Кофе пьёшь? Какой любишь? 

Я обожаю кофе, к сожалению. Я пыталась с этим бороться.

Почему к сожалению?

Потому что от него целлюлит и голова заболит. В общем, несколько заходов у меня было не пить кофе, но сейчас я пью кофе с кокосовым молоком. Если бы были открыты кофейни, я бы пила капучино с кокосовым молоком. Но когда я жила в Эфиопии, я конечно очень любила традиционный эфиопский кофе, который называется Буно. Это такой адский вареный эспрессо с сахаром, просто такая маленькая капсула смерти, ты ее выпиваешь, и тебя штырит долго. Я не знаю, как мы не погибли вообще от этого кофе (Смеется). В Москве есть эфиопское кафе — Аддис Абеба  — на Курской, там и кофе этот есть.


Эфиопию считают родиной кофе, не только первой страной, где обратили внимание на кофейные бобы, но и страной, где развилась особенная культура потребления напитка из кофейных зерен. Всемирно известных сорт кофе – Арабика, является истинно эфиопским кофе, растения которого произрастают в южной и западной частях нагорья вокруг города Кафа.

Древние эфиопы заметили свойства листьев и плодов растения, и употребляли их в пищу. Впоследствии жители древней Абиссинии начали смешиваться с прибывшими в Эфиопию народами Аравийского полуострова, таким образом, появились не только предки современных эфиопов, но и начали налаживаться связи между обширными группами народов Африки и Ближнего Востока, что оказало основополагающее влияние на распространение кофе в мире. Первоначально кофе использовался жителями региона во время путешествий. Кофейные бобы измельчались, а затем перетирались с различными жирами. Из получившейся смеси делались шарики, которые и были основным продуктом питания во время путешествий.

Бодрящее свойство кофе было замечено эфиопами еще в древности, а кофейные зерна, смешанные с маслом или жиром, представляли собой очень питательный продукт, который давал не только необходимые калории для человека, но и придавал ему новых сил и бодрости. Кроме шариков из жира и кофейных зерен, древние эфиопы также делали своего рода чай из листьев кофейных кустов, а плоды использовали для создания алкогольного напитка, похожего на настойку или вино.

Со временем стали заваривать кофейные бобы, и использовали этот напиток только во время разного рода праздников и религиозных обрядов, но со временем заваренный кофе стали пить все без привязки к праздникам. Сначала эфиопы собирали плоды и листья с дикорастущих кустов, затем стали высаживать кофейные плантации, а сбор кофе стал важным видом деятельности местного населения. Именно из Эфиопии не только сам напиток, но производство кофе, распространились в другие страны, в частности, в Йемен. Согласно легенде пастух по имени Калди, в 9-ом столетии н.э. открыл свойства кофейного куста в Эфиопии и рассказал об этом другим.

Елена Афанасьева, креативный директор Первого канала

Что нужно, чтобы попасть на Первый канал, как Юрий Дудь испугался придти на интервью к Познеру, почему программу «Прожарка» убрали из эфира — рассказывает Елена Афанасьева, директор креативного планирования Первого канала, ведущая программы «Телехранитель» на радио «Эхо Москвы», член Академии Российского телевидения. Автор и продюсер более 30 популярных телепрограмм и сериалов.

Интервью целиком можно посмотреть в видеоформате или почитать выдержки ниже.


В чем концептуальное отличие школы телевидения Останкино от школы Первого канала?  

Я не люблю критиковать коллег, но строчки в резюме о том, что человек закончил школу Останкино — это скорее антирекомендация. К сожалению, это структуры по зарабатыванию денег. Точно также, как не является рекомендацией диплом МГУ, хоть журфака, хоть факультета телевидения, потому что это классическое образование. Именно потому что нам не хватало в тех людях, которые к нам приходили современных скиллов, навыков, их подготовка образовательная нас совершенно не устраивала, мы надеялись додать слушателям в школе Первого канала. У нас главное то, что учат и работают практики сегодняшнего дня, которые сегодня и сейчас делают телевидение и медиа. Наши преподаватели, которые работают в кадре и за кадром умеют не просто делать это, они умеют сформулировать почему получается или не получается. Для преподавателей также важно проговаривать то, что они делают, потому что это их смыслы и они тем самым, работая с нашими слушателями, вычленяют то главное в их практике, что позволяет им двигаться вперед.  

Вы говорили, что привели на Первый канал Жанну Бадоеву и гордитесь тем, программа “Жизнь других” выходит на первом. Довольны результатами и рейтингами программы?  

Да, конечно. Люди очень часто жалуются: «Мы вам присылаем идеи, вы нас не берете». За 13 с половиной лет моей работы на Первом канале это был первый случай, когда человек (Жанна Бадоева) нашел меня в фейсбуке и прислал выпуск в том виде, в котором он пошел потом в эфир. Если это профессиональный проект, то говорить про то, что не пробьешься на “Первый канал” — это глупо. Можно найти в соцсетях любого из нас и проект, если он того стоит, будет работать на Первом.

На презентации своей книги вы сказали, что Юрий Дудь испугался придти на учебное интервью к Познеру 

Это была такая история: у нас есть в рамках школы Первого канала уникальные мастер-классы, где Владимир Владимирович Познер только для наших слушателей берет интервью у какого-то известного человека. Полчаса и потом разбирает со слушателями. Кстати, вот, что нам дал кризис, такое интервью с Иваном Голуновым школа Первого канала показывает в открытом доступе в онлайне, мы спросили разрешения у Ивана и у Владимира Владимировича, и несмотря на то, что это закрытая вещь, из-за карантина мы показываем это в наших онлайн возможностях.

Мы пригласили Дудя стать гостем Владимира Владимировича, на что Дудь ответил, что его идеологические интересы и установки не совпадают с установками Первого канала.

Елена Афанасьева, креативный директор Первого канала

Но так как незадолго до этого он был у Урганта в гостях (в эфире канала), а не только в школе, и там что-то ничего не помешало идеологическим установкам, а незадолго до этого он сам брал интервью у Познера, это позволило нам сделать вывод, что скорее всего Юрий просто немножечко струсил идти на интервью к Познеру.  

Вы знаете Ивана Голунова с 16 лет, он начинал под вашим руководством работать. Как вы узнали об этой ужасной истории с Иваном то, что он попал в полицию, какие у вас были первые чувства?   

Это было шоковое состояние. Я проснулась утром и первое, что я увидела — это был пост Мити Алешковского в фейсбуке про Ивана. Я сначала даже не поверила. И потом, когда я уже стала искать все, что происходит, смотреть, это конечно было состояние шоковое. Именно потому что, если бы это был какой-то другой журналист, которого я меньше знаю, я может быть бы еще подумала, а вдруг у него действительно наркотики, ну знаете, люди разные. Но так, как я знала Ваню и знала, что Ваня с вот этих 16 лет был рядом с нами, знаменитый отдел расследования “Новой газеты”, его муштровал заместитель главного редактора Сергей Соколов (Михалыч) — суперрасследователь — с ним работал. Мы на Эхо об этом говорили, его большой друг Антон Иваницкий, которого нет в живых, он его учил. То есть то, что Ваня бы так не подставился, я это понимала 100% и то, что это какая-то заказная история.

Я достаточно редко пишу какие-то там… Я вообще редко высказываю свое мнение в фейсбуке или где-то, но вот тут у меня просто не было никакого другого выбора, я просто должна была написать, что я думаю по поводу этой истории. И конечно это абсолютное чудо то, что все-таки так поднялось все сообщество, вот этого я не ожидала, честно скажу. Потому что пост, который я чуть позже написала, назывался, что я впервые за 25 за 28 лет почувствовала себя в своей профессии, в той профессии, в которой была в перестройку, которая была в конце перестройки, которая была в самом-самом начале 90-х.

Более полярных людей, которые поднялись на защиту Ивана представить себе трудно.

Наташа Синдеева нас объединила очень быстро в один чат, чтобы мы поднимали своих знакомых и скидывали видео в защиту Ивана. Вот более разных людей, чем она свела в этом чате, представить себе невозможно. Как только Ивана освободили, естественно в этом чате все переругались, я быстро оттуда вышла. Но вот это единство, я была очень рада, что молодые люди, молодые журналисты, которые не испытали того, что пережили мы на рубеже 80-х и 90-х, что они вдруг подумали, что такое может быть, что профессия может быть такой единой честной и такой вдохновляющей. Но я вот просто, как глоток того воздуха испытала.  

А кроме публичных действий, постов, видео, которое вы записывали, вы как-то пытались ему еще помочь какими-то звонками, знакомыми?  

У меня нет таких связей. Я конечно разговаривала и с Муратовым, который собственно был главным редактором “Новой газеты”, он то мне и отдал Ивана в подчинение, и с Венедиктовым, с теми людьми, через которых в общем-то контакты с власть имущими и происходят. И знала, что они делают все, что только возможно. И в общем-то я, мне оставалось только надеяться и помогать чем возможно.  

Кого-то из популярных интернет-персонажей вам хотелось схантить на “Первый канал”? Может быть кого-то хотелось, но не получается пока, есть такие?  

Очень разные целевые аудитории, это же всегда надо понимать. Раньше было понятно: если кто-то появился, надо быстро звать. Появлялся там Василий Горчаков, и он появлялся в «Yesterday Live», по-моему, и тогда еще в «Прожекторперисхилтон». Тогда это было автоматически, а сейчас ты понимаешь, что разные аудитории. Например, Андрей Борисов (@Gan_13_) у меня в эфире был, он у нас мастер-классы проводит в школе “Первого канала”, у него 4,5 миллиона подписчиков, но понятно, что это его формат в Инстаграме, зачем ему федеральный канал. Им сейчас это многим не нужно. Поэтому надо очень точно понимать, где твоя целевая аудитория, если она не совпадает с аудиторией другого видеоносителя, то в принципе смысла нет, у них огромные охваты и без телевизора сейчас. У Жанны Бадоевой огромное количество подписчиков, она одновременно и блогер, и ведущая, это у нее прекрасно получается.

Катя Андреева какое-то время назад не умела пользоваться компьютером, она диктовала своему редактору тексты.

А сейчас Катя просто супер блогер, сама снимает, монтирует, выкладывает, общается с подписчиками. И это только на пользу ее образу, когда ее видят не вот этой строгой женщиной в новостях, а совсем другой.  

Как вы оцениваете Настю Ивлееву, персонажа и как профессионала?  

Настя суперпрофессионал и суперперсонаж. Она показала, что если ты чего-то хочешь, то можно добиться просто со смартфоном, а потом тебя уже найдет канал “Пятница” и все другие каналы. Во-вторых, у нее конечно замечательные продюсерские способности, не только звезды, комика, актрисы, но она очень четко организует работу своего продакшена по производству своего шоу, она много делает. Не всё, что Настя делает зашло бы на большом канале — это очевидно. Я специально смотрела ее новогоднее шоу, вроде бы прекрасная история, где был Максим Галкин, кто-то еще забыла, кто-то из реперов, такая история в электрически простых людей, которые вдруг подумали: что бы было, если бы. И какие-то вещи там заходят на ура и их можно показывать по телевизору, когда в доме Галкина они сидят играют, знаете, вот эта угадай на лоб пишут — прекрасная история. А какие-то вещи, когда они из навоза лепят снеговика, на большом канале не зайдут. Но это такая ютубовская вещь просто. Но то, что инстаграм, ютуб дает новых звезд, конечно дает. Если бы в пору моей молодости человек мог себя сам так раскручивать, то вообще бы жизнь была совершенно другой, вот она и сейчас стала другой.  


Любите ли вы кофе и какой кофе вы больше всего любите?  

Я раньше пила очень много кофе, потому что была гипотоником, и я без чашки кофе не могла вообще продрать глаза, у меня в какой-то момент три кофеварки образовалось на кухне. В ноябре мне нужно было сдать анализы, где нельзя было сутки пить чай и кофе, и я вдруг очень хорошо заснула. Я еще через день я попробовала выпила кофе и опять плохо, в общем я с ноября кофе не пью.  

Что для вас счастье?  

Короткий миг, ты его ловишь и понимаешь, что вот оно счастье, какой-то образ фиксируется в голове, понятно, что это не может быть чем-то бесконечным, но, когда он есть, ты понимаешь, что его надо сохранить, помнить и держать в себе. 

Вопрос от предыдущего героя Coffee&Interview: как сделать так, чтобы во всей вашей деятельности была любовь и так ли это у вас?  

Да, потому что не надо делать то, что ты не любишь. То, что ты не любишь никакого добра тебе не принесет, ни тебе, ни твоим близким. Если ты это не любишь, тебе не доставляет это радости, счастья, удовольствия, то заработанные деньги и построенная карьера никогда ничего тебе не дадут. Всегда надо задавать вопрос: «Ради чего я это делаю?».

Если ты пока не можешь это не делать, но ты обязан содержать близких, ты не можешь найти другую зарплату, ты себя как бы сдаешь в аренду, делаешь четко все, что тебя просят, но в то же время ищешь свой путь.

Если ты будешь просто ругаться на то, что ты делаешь, это путь в никуда и выгорание полное.

Так что совет, если опять-таки ты вынужден работать не там, где тебе хочется ради денег и чего-то еще, ты четко понимаешь, что ты работаешь как функция и делаешь все идеально, получаешь за это деньги, но все остальные свои душевные силы и время тратишь на то, чтоб найти тот путь, который сейчас денег тебе не приносит, но в будущем ты в него веришь, он принесет тебе и деньги, и любую другую отдачу.  

У каждого человека, который выходит на определенный уровень в карьере, возникает вопрос о некой миссии, такие глобальные, предельные вопросы. Какая у вас миссия?

То, что меня стали называть фея-крестная — вот это, наверное, и есть какая-то миссия. Я помогаю людям найти самих себя, будь то через телевизор или через обучение в школе Первого канала, через книжки про медиа или через те романы, которые я писала. Когда я роман написала, мне писали люди, что после вашей книги я наконец решила разорвать тяжелые отношения и уйти искать себя — это аналогично тому, что тебе человек пишет, что он благодаря мне нашел работу и самореализуется.

Вот это важно: заставлять людей посмотреть вглубь себя, искать чего же хочу именно я, а не наносные желания, навязанные нам обществом, сказками, фильмами, родителями, школой, а вот чего хочу я, от чего у меня в животе бабочки и хочется делать это несмотря ни на что, потому что не делать я этого не могу.  

Три книги, которые повернули ваше сознание или заставили вас думать иначе?  

  1. Профессионально это книга Александра Митта, известного кинорежиссера, «Кино между адом и раем». Это была первая книга на российском рынке о том, что такое драматургия, позже стали появляться переводные, если бы я не прочла ее в начале 2000-х, то мои романы не продались бы тиражом более ста тысяч экземпляров. Она для любого творческого человека, хочешь ли написать кино, сериалы снимать, делать телепрограммы, писать романы, делать ютуб канал, она мне кажется крайне важна.
  2. Человечески мне очень нравится книга «Мосты округа Мэдисон», ее больше знают по фильму с Мерил Стрип, но книга лучше. 
  3. Третья, Евгения Онегина назову, наверное, потому что он какой-то всеобъемлющий.  

Три персонажа, за кем вам интересно следить в соцсетях. Это могут быть известные люди или не очень.

  1. Миша Зыгарь, с которым я познакомилась в его 20 лет. Я очень рада, что почувствовала в нем тогда очень большой потенциал. Миша развивается и как журналист, и как писатель.
  2. Кирилл Серебренников, я его знаю с института, я училась на журфаке при филфаке, он учился на физфаке в Ростове. Это как на твоих глазах из такого парня как все, который ставит какие-то небольшие спектакли на студенческой весне, он вырос в того, кого он вырос. 
  3. Я очень люблю учиться у своих учеников. Сашу Митрошину с удовольствием смотрю, я у нее реально каким-то вещам учусь. Другие выпускники школы Первого канала прекрасные.

Что еще посмотреть о героине

View this post on Instagram

💥Выходной! А это значит, что сегодня всего лишь: ⠀ 1️⃣ «Интервью на удалёнке!» с Александром Незлобиным @nezlobinofficial (его фильм «Саша форм Раша» собрал уже больше миллиона просмотров на YouTube, а сегодня вечером новый выпуск «Стендап андеграунд» на @tv_ctc , где Незлобин и продюсер, и специальный гость!). Прямой эфир прошёл и доступен в сториз, а позже видео и текст на afanasieva.tv ⠀ 2️⃣ «Телехранитель» на @echomsk Сегодня о сериале Константина Богомолова @konbog75 «Безопасные связи», который снимается для @start.ru на карантине. В эфире продюсер Ирина Сосновая @sosnovayaya и прекрасные актеры Александра Ребёнок @sasharebenok Никита Ефремов @efremovefremov и Игорь Миркурбанов @igor_mirkurbanov В 18.10 слушать на 91,2 FM, смотреть на канале «Эхо. Культура» в YouTube. ⠀ 💥Включайте! ⠀ ❗️А если хотите не только смотреть чужие интервью, но и брать, и давать свои, тогда наша уникальная Мастерская Интервью в Школе Первого канала @edu1tvru стартует 7 мая. ❗️Только один раз в онлайн. Вводный бесплатный урок “Золотые правила хорошего разговора. Интервью на ТВ, в соцсетях и в жизни» до вторника, 6 мая, доступен по ссылке в шапке профиля. ⠀ ❗️Кризис как возможность. ⠀ Присоединяйтесь💥 Фото (докарантинное) @lookianova_photo #еленаафанасьева #еленаафанасьевакреативныйдиректор1канала #школапервогоканала #интервью #интервьюнаудаленке #мастерскаяинтервью #телехранитель #константинбогомолов #александрнезлобин #сашафромраша #александраребенок #никитаефремов #игорьмиркурбанов

A post shared by Елена Афанасьева (@elenaafanasyeva) on

Евгений Пустошкин. Интегральное счастье

Что такое счастье? Какое бывает одиночество? Может ли космополит быть патриотом? Простые вопросы приводят к самым глубоким ответам, если задавать их мудрым людям. Приглашаем вас нырнуть на глубину с Евгением Пустошкиным, клиническим психологом, эссеистом, переводчиком книг философа Кена Уилбера и научным редактором русскоязычных изданий ряда книг Дэниела Сигела, Отто Шармера и Роберта Кигана, вышедших в издательстве «Манн, Иванов и Фербер».

Кофе: Евгений любит кемекс на колумбийских зёрнах

Что такое счастье?

Я занимаюсь интегральным подходом, поэтому для меня есть два фундаментальных уровня счастья. Относительное — это сравнительное благополучие в жизни: здоровье, вовлеченность в здоровые и конструктивные созидательные отношения с другими людьми. Очень значительный аспект несчастья и страдания связан с дисконектом современного человека. Разобщенность, отсутствие поля доверительных, здоровых отношений, которые несут в себе гармонический резонанс. Интегральное счастье подразумевает не только внутреннее самочувствие, не только физическое объективное состояние, но и включенность в здоровые, счастливые, радостные отношения. Счастье проявляется еще и в социально-экономической деятельности. А с точки зрения интегральной философии, не только уилберовской, но и других авторов, например, Ауробиндо, это соучастие еще и в космической, вселенской эволюции. 

Относительное счастье — это как замок из песка. В тибетском буддизме монахи делают из песка мандалы, очень долго над ними работают, а потом в какой-то момент в рамках ритуала они все это стирают. Это символизирует недолговечность всего, скоротечность. Чтобы мы ни сделали, какие бы мы замки ни выстроили, они все равно будут смыты рекой времени.

Евгений Пустошкин

Наши проекты счастья — это  проекты атмана (атман в индийской философии — это истинное Я, которое тождественно Брахману или вселенскому сознанию). И мы предощущаем атман, он вне времени. Мы используем различные проекты своих ограниченных уровней сознания, чтобы спроецировать это ощущение вечности на конечное. Мы все стремимся к этому конченому счастью. И вот очередная волна приходит и все это смывает. Мы строим новый замок из песка, выйдя на новый уровень сложности. Все это вновь и вновь смывается, остается ощущение неудовлетворенности. То, что в буддизме интересным словом называется: дуккха — «беспокойная неудовлетворенность». 

Например, я сижу, вроде бы нагрел себе местечко и кресло у меня теплое, все нормально. Но вот приближается смерть, старость, болезни неизбежные, зубы выпадают, волосы седые, все самые близкие люди, которых я люблю, умрут, и я умру. И непонятно, что там: бездна, ничего или что-то? Все это начинает беспокоить. Вот здесь все духовные традиции говорят об измерении абсолютного счастья. Счастье  запредельное, которое не гниет и не исчезает, но его никак не найти в этом мире конечных форм.

Как это снято: «Солярис» - Картины-Настроения
Кадр из фильма «Солярис»

Но, согласно некоторым взглядам,  счастье, оно, как в фильмах Тарковского, в любых сиюминутных природных явлениях, ручеек, гайки, трава, ветер колышет траву, деревья, воспоминания о маме, которая сидит у забора или голос отца — это все навевает предощущение вечности, абсолютное счастье сквозит через все явления времени.

Тут соединяется с измерением неделимого, нередуцируемого, не укрощаемого, абсолютного счастья, о котором говорят буддисты, когда у них есть такое пожелание: «Пусть все сознающие существа будут счастливыми». Они желают не только и не столько относительного счастья в четырех квадрантах, сколько абсолютного счастья и осознавания своей природы, соучастника вечности, не имеющего преграды или препятствия между тобой и вечностью.

Постепенно это виденье, которое Кен Уилбер* называет «духом», смывает все зажимы, зажатости в теле человека, в теле его жизни. И человек, постепенно, проходя через практику, все больше и больше перестает быть замком, который смывается океаном, а становится волной. 

Считается, что интегральный взгляд на счастье должен подразумевать относительное и абсолютное. Вот такой вот непростой ответ на, казалось бы, простой вопрос.


*Кен Уилбер — американский философ и писатель, разработавший теоретические и практические положения интегрального подхода, целью которого является синтетическое объединение открытий, совершённых в таких различных сферах человеческой деятельности, как психология, социология, философия, мистицизм и религиоведение, постмодернистские движения, эмпирические науки, теория систем, а также и в других областях. (Википедия)


Описание абсолютного счастья может выбить из колеи неподготовленного человека, оторвется от реальности и покончит жизнь самоубийством. Есть ли какой-то минимальный уровень интеллектуальный или культурной подготовки, с которой нужно подходить к этим темам? 

Помните, в первой «Матрице», когда Нео начинает исследовать, что же такое матрица, постепенно тянет за ниточку, потому что есть предчувствие правды жизни. И Морфеус ему показывает правду и говорит: «Добро пожаловать в пустыню реального».

WHOA" - Neo (Keanu Reeves) | The Matrix GIF by John | Gfycat

У Нео открываются глаза на реальное положение вещей. Что сама матрица — это мир ума, это люди, которые живут в ментальных фантазиях, подключенные к этой виртуальной реальности. Нео был в шоке. Когда он в другой части встречается с Архитектором, который ему показывает многочисленные симуляции, Нео тоже разрывает. Это уже следующий этап, и он с трудом справляется с этим знанием.

У человечества испокон веков такие знания передавались поэтапно в системе традиции. То, что можно назвать по-английски scaffolding — «строительные леса» или лестница, которая растягивается постепенно, пока ты по ней поднимаешься. Тебя поддерживают более опытные друзья и твоя внутренняя личность становится более крепкой с каждым шагом.

Американский психолог Джек Энглер сказал: «Прежде, чем стать никем, нужно стать кем-то». Если у тебя нет этих личностных конструкций, архитектоники личности, которая может удерживать многообразия смыслов, то может выбить из колеи, привести к духовному избеганию (spiritual by passing — духовный обход — это «тенденция использовать духовные идеи и практики, чтобы обойти или избежать столкновения с нерешенными эмоциональными проблемами, психологическими ранами и незавершенными задачами развития»). Человек теряет себя для обыденной жизни, исходя из недостоверных воззрений. 

Евгений Пустошкин и Марк Виттманн (психолог, автор книги «Altered States of Consciousness: Experiences Out of Time and Self», MIT Press, 2018) на научной конференции INSIGHT 2019 (г. Берлин)

Проблему нашей жизни, с точки зрения психологии вертикального развития, интегральной психологии, выразил Гарвардский психолог Роберт Киган: «Задачи и сложности, которые перед нами стоят, выше наших голов, выше нашего разумения». Они требуют более высоких уровней развития, чем то, что наше общество и каждый из нас имеет сейчас. Мы сталкиваемся с глобальными, экономическими или экологическими кризисами, которые мы просто не можем осмыслить. Чтобы решить эти задачи нужно не просто, чтобы отдельные люди ухватили проблему, а чтобы совокупность людей, обладающих рычагами давления на общество это ухватили и могли предложить прагматические решения, которые сработают и довольно быстро. 


Если раньше человек был замкнут в своей культурной традиции и мог развиваться постепенно, то сейчас мы всё чаще теряемся из-за глобализации, размывания границ и безграничных возможностей. С чего начать разматывать клубок познания? 

Начинать всегда полезно с настоящего. У нас есть в русском языке прекрасное слово «настоящее» во всех смыслах. Наши линзы могут быть искажены, мы можем не видеть настоящее. Конфуций, по-моему, это сказал: «Путь в 1000 ли начинается с первого шага». Делаешь первый шаг и смотришь на себя и вокруг, на зону непосредственного влияния, зону ближайшего развития во всех сферах жизни, на которые указывает интегральный подход. Можно ознакомиться с базовыми введениями в этот подход, например, по книгам «Интегральное видение» или «Теория всего». Это очень простая карта вещей, которые важно учитывать, чтобы посмотреть, где у меня «слепые пятна», какими сферами я пренебрегаю.

Когда я только познакомился интегральным видением, возникла первая иллюзия знания: так вот, что происходит на самом деле. Постепенно начинаешь осознавать, что живешь не так, как можно было бы в потенциале жить. Что мир более просторный, чем та комнатка, в которой я, как Раскольников, проживал.

Мы как тираннозавр Рекс из мема: сердце большое, а ручки маленькие. Важно начать делать первые шаги именно из того гнезда,  из того космического адреса (термин из интегрального подхода), где мы находимся. А не пытаться действовать из «идеального Я».  Огромная разница между «Я реальным» и «Я идеальным» и это важно понимать.

Чтобы изменить свою жизнь к лучшему, необходимо сначала распознать и принять то, что в ней есть. Иначе можно десятилетиями находиться в фантазиях. А фантазии сладкие. Как в фильме «Матрица», помните  персонажа, который ел стейк и хотел всё забыть. Главное — чтобы его не лишили памяти об этом гнозисе, о том, что открылось платоновское припоминание мира.

Википедия: Платоновское учение о припоминании (др.-греч. ἀνάμνησις) указывает в качестве основной цели познания припоминание того, что созерцала душа в мире идей, прежде чем спустилась на землю и воплотилась в человеческое тело. Предметы чувственного мира служат для возбуждения воспоминаний души. В диалоге «Менон» Платон доказывает верность учения о припоминании на примере разговора Сократа с неким юношей. Мальчик никогда до этого не изучал математику и не имел никакого образования. Сократ же настолько хорошо поставил вопросы, что юноша самостоятельно сформулировал теорему Пифагора. Из чего Платон делает вывод, что его душа раньше, в царстве идей, встретилась с идеальным отношением сторон треугольника, которое и выражено теоремой Пифагора. Научить в этом случае — это не более чем принудить душу к припоминанию.

Отрывок из К/Ф «Матрица» Счастье в неведении

Вы как-то говорили, что одна из причин, по которой пришли к Уилберу — это желание понять, как самому добиться такого же успеха в вашей деятельности, какой добился Уилбер в своей…

(Смеется) напомнило анекдот «Все …, а я Д’Артаньян».

Что тоже, перефразировала криво? Так что для вас успех в вашем деле?

Для меня это то, что русские философы, и Уилбер вслед за Платоном и неоплатониками, называют «Эросом». То есть энергия жизни, биение жизни, жизненного порыва, который наполняет тебя желанием сделать что-то действительно по настоящему стоящее в жизни.  И когда я, будучи юношей, встречаю таких авторов, как Кен Уилбер, которые так пишут, что  все не просто проясняется, а расширяется до космических масштабов. Или читаешь книгу «Путешествие сознания» про Шри Ауробиндо (это индийский мыслитель, который был революционером, а потом его посадили в тюрьму. Там он испытал первое открытие космического аспекта и дальше полностью поменял всю свою деятельность), то возникает вдохновение по сравнению с серостью петербургского болотно-серого неба.

Я очень люблю Питер, но это сложный город, со сложной энергетикой. Там не 50 оттенков серого, а 1500. Когда я был подростком, я ездил по программе обмена в Соединенные Штаты Америки. Вернулся и был контраст очень неприятный, особенно не столько объективно экономические факторы, хотя они тоже… ну, бедновато. Но и культура отношений. Хотя в США у меня были сложности, все было не безоблачно, но было какое-то ощущение безопасности самопроявления и отсутствия токсичности на уровне полиции, продавцов в магазинах, музейных работников. То есть с тем, с чем мы сталкиваемся до сих пор. Это не обязательно следствие нашего менталитета, а последствие травм, которые мы накопили. Вот эта токсичность. И тогда ее было очень много.

И вот возникает такая ситуация: я владею более-менее языком, могу читать в оригинале те же работы Уилбера. Они раскрывают зону даже не ближайшего развития, а вообще потенциала развития, куда можно развиваться. И вот конкретная ситуация, где у меня нет конкретных инструментов даже. Я не знаю орудий, что я могу делать в обществе, где я не могу присоединиться ни к одному из институтов, потому что они все функционируют через, ну, мы знаем, как они функционируют. Я хорошо запомнил советский пропагандистский плакат про судьбу скрипача.

Я глубокий патриот нашей страны. И именно поэтому я вижу, что что-то бывает не так у нас, нет социальных механизмов, социальных лифтов, которые могли бы позволить актуализироваться добросовестным людям, которые не хотят списывать, обманывать, устраивать коррупционные схемы, а просто хотят развивать свое ремесло, что-то делать. 

Этот жизненный порыв — это реальная энергия, которая потом приглушается, она рассеивается, развеивается под влиянием факторов отбора. И вот ты становишься квадратным гвоздем, который встроен в систему недостаточно цельных социальных институтов. И тогда я вижу, что есть великие люди, как Уилбер, Владимир Соловьев (философ), те, от кого тошнило в школе, все эти классики, которых начинаешь сейчас читать и плакать от того, через какие сложности они прошли. Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский. У нас Серафим Саровский, в Индии кто-то вроде Вивекананды или Шри Ауробиндо, во всех культурах можем найти гениев. Гении — это не означает, что они без недостатков. Они такие же люди, как и мы. Когда начинаешь разбираться, понимаешь всю эту сложность, всю эту контрастность картинок всех на текущем эволюционном этапе.

Появляется желание как-то прожить свою жизнь… не просрать ее. 

Как выйти на этот уровень интенсивности бытия, когда я в повседневности своей занимаюсь такими проблемами, в которых я воспаряю. Василий Налимов любил цитировать Мориса Метерлинка, что величие человека определяется величием проблем или загадок, которыми он интересуется, занимается. Или же величиной и глубиной тех загадок, перед которыми он пасует. То есть перед которыми он капитулирует, которые просто являют себя перед ним, как некая трансцендентальная величина, неразгадываемый дзенский коан. Суть моего высказывания была в том, что я очень хотел приобщиться к этому вопросу бытия.

Википедия: Коа́н — короткое повествование, вопрос, диалог, обычно не имеющие логической подоплёки, зачастую содержащие алогизмы и парадоксы, доступные скорее интуитивному пониманию. Коан — явление, специфическое для дзэн-буддизма.


ПАТРИОТИЗМ

Вы сказали, что вы патриот России. Что это значит для вас? Вы главный редактор журнала «Эрос и космос», поэтому спрошу: как быть патриотом, когда ты космополит? 

Сложный очень вопрос. Если говорить на языке стереотипов — «западники и славянофилы» — то я был явным западником. Довольно долго у меня было неприятие своих «отцов и матерей». Как Борис Гребенщиков пел в одной из моих любимых песен: «Мы молчали, как цуцики, пока шла торговля всем, что только можно продать, включая наших детей. И наши отцы никогда не солгут нам, они не умеют лгать, как волк не умеет есть мясо, как птица не может летать». Сантименты о том, что есть какая-то кривда. Юношеское сознание предчувствует это, но не разбирается и совершает много ошибок. Но интуиция есть, она доступна каждому человеку. Просто мы не умеем ее распознавать. Для этого  нужно получать образование, философское, изучать историю своей культуры, других культур, читать литературу, думать много, смотреть, что происходит, сопоставлять это с тем, что происходило предыдущие годы и эпохи. Пытаться метаисторическое виденье выработать. 

Чтобы стать подлинным космополитом важно научиться врастать корнями в ту почву, откуда возник, где владеешь языком и культурой на уровне родных. Культуру нужно раскапывать; чтобы хотя бы приблизиться к этим раскопкам нужно быть там, где ты есть. Интегральный космополитизм — это трансценденция и включение, а не трансценденция и исключение.

Евгений Пустошкин

Сложности есть в разных странах, в нашей в том числе. И я за свободу перемещения. Я сам считаю себя гражданином мира, и при этом, я понимаю, что здесь я, с точки зрения космоса, может быть, более ценен, чем где-то еще.

Когда я говорю о любви к Родине, я имею в виду чувство любви и заботу о том месте, где нахожусь. С точки зрения интегральной философии, развитие происходит путем превосхождения и включения того, что ты превзошел. Вы переходите от эгоцентризма к этноцентризму — это уже более объемное, более сострадательное сознание, чем просто человек думающий только о себе. Он начинает думать о семье, о людях, которые принадлежат тому же этносу, той же нации.

Дальше постепенно вырастает до мироцентрических пониманий — это больше о месте нации в мире. И потом постепенно переходит к общечеловеческим ценностям, таким, которые описаны Достоевским, Толстым, всеми классиками, философами. Чувствование себя неотделимой частью человечества. Что все люди — мои братья и сестры независимо от их расы и национальности.

Конечно, бывают скрытые предубеждения, предрассудки, над ними тоже работают, чтобы научиться любить людей инаковых, совсем непохожих на тебя. Но постепенно это все разрастается. Вдруг начинаешь любить и людей, и все виды животных, флору и фауну. То есть возникает такое чувство любви, теплое, сердечное.

Я привязалась к слову «патриотизм», потому что в его определении лежит не только любовь, но и «готовность к любым жертвам и подвигам во имя интересов своей Родины». 

Что такое Родина в предельном смысле? Это, конечно же, Космос. То есть чем выше сознание, тем больше Родиной становится весь Космос. Но что такое Космос? Космос — это же не физическое холодное безвоздушное. Нет. Космос, по крайней мере, как это формулирует Кен Уилбер, это некое живое пространство, которое состоит четырех квадрантов или фундаментальных перспектив.


Внутреннее и внешнее индивидуальное, внутреннее и внешнее коллективное. У меня есть сознание, но есть еще объективная манифестация. Посмотреть на меня со стороны — я явно не сознание, я — тело. Или мы с вами сейчас: со стороны мы два человека, которые общаются при помощи интернет-конференции. Но если посмотреть изнутри, то есть какое-то поле совместно разделяемых смыслов и разговоры, договоренности. И все эти четыре перспективы не редуцируемые (неделимые). Нельзя одной жертвовать во имя другой, потому что это фундаментальные, априорные сферы нашего бытия-в-этом-мире.

Поэтому, когда говорится о том, что обязательно необходимо жертвовать индивидуальным во имя коллективного, это несколько неверно. Необходимо следовать доступным человеку в данный момент «базовой моральной интуиции» (К. Уилбер). То есть каким образом мое следующее деяние, как внутреннее, так и внешнее, может способствовать наибольшей глубине при наибольшем охвате. Наибольшей глубине сознания, смыслов, зрелости, мудрости.

Максимальная глубина разделяется наименьшим количеством людей.

Чем более зрелым является человек, чем выше его уровень развития, тем меньше таких же субъектов вокруг него. Естественным образом самые ранние, самые низкие уровни развития сознания, они наиболее представлены, потому что все мы начинаем свое развитие в нулевой точке. И постепенно карабкаемся по этой лестнице развития, это лестница морфических полей. И в какой-то момент кто-то сходит с этой лестницы, начинает жить на определенной станции жизни. То ли ввиду внутреннего выбора, но часто ввиду наличия каких-то затыков развития или просто условия жизни не позволяют.

Когда вы — ребенок, весь ваш мир — это песочница, в которой вы играете. Но когда вы взрослеете, вы можете присоединиться к ребенку, поиграть в этой песочнице, но понимаете, что весь мир гораздо шире и больше нее. Вы утратили этот наивный взгляд на жизнь, стали более зрелыми и понимаете, что есть целые системы экономической связи и отношений, в которых нужно участвовать, чтобы этот ребенок хотя бы мог играть в этой песочнице.


Photo by Icons8 Team on Unsplash

Еще один момент, связанный с патриотизмом, который мне не до конца понятен. Где границы моей Родины? Почему березка на территории России, например, должна быть близка и любима, а березка через один метр, но на границе с Украиной или с какой-нибудь другой страной мне душу радовать не должна? 

Люди, которые придерживаются космополитизма, им часто не хватает корней. Они как перекати поле. Если посмотреть их внутренний опыт, то есть ощущение отчужденности от реальности. Потому что если мы с вами сейчас возьмем и поедем в другую страну, достигнем там успеха, все равно языковая реальность и культурная реальность, в которой мы возникли, впитали ее, будет несколько иная. У многих эмигрантов видна дезадаптивность, то есть они формируют анклавы своей культуры в чужой стране.

Эрих Янч говорил, что Вселенная, или Космос, самореализуются путем самоорганизации или самотрансценденции. Уилбер говорит о том, что Космосу присущ Эрос или стремление к эволюционному развитию, направление все большей и большей целостности. И когда мы приходим к этому воззрению, начинаем смотреть на мир с перспективы космического антрополога или этнографа. 

Я себя отождествляю больше с гражданином мира, всемирным гражданином. Достоевский в своей пушкинской речи описал некий прообраз русского человека как всечеловека, который готов учиться у всего мира и при этом являть свою уникальную творческую суть.

Если мы теряем контакт со своим уникальным вкладом в этот мир, который мы можем сделать благодаря тому, что нам эволюционно дан этот язык, например, русский, история уникальная, страдание, которое прошли всем обществом… Мы уже заплатили эту цену. Уже есть наработанный, колоссальный, уникальный материал. Нет двух абсолютно одинаковых людей, даже отпечатки пальцев разные. И нет двух одинаковых культур. И когда мы свою культуру вносим в многоголосье, полифонию мировой культуры, мы позволяем посмотреть на вещи с уникальной перспективы, которая доступна только нам. 


ОДИНОЧЕСТВО

Что такое одиночество с точки зрения психологии и того, как понимает одиночество Кен Уилбер?

Одиночество значимая универсалия человеческого опыта. Наша проблема в том, что мы бежим от одиночества, вгоняя себя в еще большее одиночество, рассматривая этот опыт как нехватку людей, с которыми можно быть в равном диалоге, которые бы тебя понимали и отражали.

Но также одиночество — это отрезанность от измерения своей внутренней сакральности. Неслучайно некоторые святые прошли путь созерцательной молитвы или медитации и выступают на поле общения сердцевиной Космоса, которую они раскрывают в своем внутреннем сердце. Они могут даже уходить от людей, но при этом не чувствуют себя одинокими. «Я один, но я не одинок». 

Архивы Кен Уилбер | Блог Касатки
Кен Уилбер фото: kasatka.me

Одиночество как уединение необходимо всем людям, особенно интровертам.

Как отличить интроверта от экстраверта? Экстраверт обязательно расскажет о своем опыте интроверсии, и все будут знать вокруг.

Евгений Пустошкин, клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера 

Часто можно увидеть, как интроверт общается с людьми: он как будто ныряет в прорубь после бани, — а все остальное время находится в уединении. Если существует дисбаланс, то так же человек будет находиться среди людей, но чувствовать глубокое одиночество. Одиночество от того, что он не связывается с теми смыслами, которые могут выкристаллизовываться только в уединении. И это уединение постоянно выдергивается воздействием полей других людей: смысловых, коммуникативных, энергетических полей. 

Так что мы говорим уже о нескольких разных типах: внутреннее переживание «Я чувствую одиночество. И я мучаюсь от этого. Я никак не могу соединиться с другими людьми, потому что…». Разные могут быть причины. И это часто бывают какие-то ранние дорациональные причины. То есть сбой в отношениях между ребенком и матерью, который привел к излишнему расколу в душе и в системах отношений этого человека, что у него сформировался такой тип привязанности и внутренней репрезентации, которая связана с чувством одиночества и такими переживаниями, как оставленность, брошенность. 

Здесь необходимо работать над корректировкой типа нарушения привязанности, то есть нужна глубинная психотерапия. Даже когда вы выполняете простое упражнение по визуализации идеального родителя, человек вначале чувствует в сердце брошенность, оставленность, но далее он проходит определенный порог и вдруг чувствует, как у него все расслабляется и больше он не чувствует себя одиноким, брошенным.

И этот эффект закрепляется на всю жизнь?

Выготский называл это «зона ближайшего развития». Когда вы с проводником открываете такой объект в реальности, открывается поле переживания вместе с ним, которое постепенно интериоризируется человеком, у которого не было это усвоено (вот этих переживаний, этого опыта). В нарративной психологии это называется «выстраиванием подпорок, строительных лесов», — то есть тот человек, который помогает тебе открыть зону ближайшего развития, постепенно проводит тебя через опыт, который ты усваиваешь. Это постепенный процесс выстраивания структуры, которая не ограничивается нарративными методами. Это самые разные методы, в том числе глубинные.


Лев Семёнович Выго́тский — знаменитый российский психолог и один из основателей нейрофизиологии Александр Лурия неоднократно признавал, что «всему хорошему в развитии русской психологии мы обязаны Выготскому». Лев Выготский — действительно знаковая фигура уже для нескольких поколений психологов и гуманитариев, и не только отечественных. После того, как в 1962 году на английском языке была опубликована его работа «Мышление и речь», идеи Выготского широко распространились в США, Европе, а затем и в других странах. Когда одному из американских последователей культурно-исторической школы Ури Бронфенбреннеру из Корнелльского университета удалось приехать в СССР, он с порога смутил дочь Выготского Гиту Львовну вопросом: «Надеюсь, вы знаете, что ваш отец для нас Бог?»  источник: https://newtonew.com/hero/very-short-introduction-in-vygotsky


Это длительный путь, требующий усилий от самого человека. Поэтому я здесь очень осторожен, — как феноменолог. Системно настроенный психолог, феноменолог или философ-феноменолог, мыслитель, который психологически осмысляет эту реальность, должен рассматривать разные оттенки этого термина. И один из оттенков — я чувствую одиночество как отчужденность от своего собственного, внутреннего, сакрального опыта. Отчужденность трансцендентальной реальности, которая есть, но ввиду моего воспитания, идеологии или еще чего-то, никак не можетв мое сознание пробиться. И тогда я чувствую себя «выкидышем из жизни».

Photo by Serkan Turk on Unsplash

Другой тип одиночества — это ощущение себя выкидышем из жизни и бытия-в-мире в принципе. Эти нарушения типа привязанности к значимыми близкими, опекунами, родителями, выражаются в неспособности установить контакт с другими людьми или в странных, дебильных сценариях, которые преследуют человека. И чувство, что он никак не может быть отражен в той своей искренней и естественной сути, как некое существо. Как выразился мой друг рэпер Илья Кузнецов (MC 1.8): «Шлепок майонезный». То есть люди меня отражают, как какой-то шлепок майонезный, а не как человека, наделенного достоинством и душой.

Мое отражение — это запотевшее стекло, в котором я вижу свое собственное отражение, проецируя на тебя, а ты на меня проецируешь. Мы в этих иллюзиях переноса и контрпереноса, и никак мы не доберемся до истинной сути. Это порождает чувство одиночества.

Нарастает ощущение непонятости, что мне не с кем поговорить. Очень важный опыт совместного бытия с другим человеком, когда раскрывается измерение в нижне-левом квадранте, вот этой межсубъективности в совместном бытии, которое невозможно раскрыть наедине с книжкой, например.

Бывает, одиночество связанное с тем, что я нахожусь в каком-то месте. На необитаемом острове или там, где мой уровень развития не поддерживается (высокий или низкий). Такое часто случалось в репрессивных системах образования, не учитывающих психологию развития. Насаждаются более высокие структуры в качестве интроектов человеку (ребенку), который не может усвоить эти структуры. Ему дают задания на один-два-три уровня сложнее. Из-за того, что педагоги не обладают этими навыками, у них самих какие-то сложности, они начинают этих детишек из пулемета расстреливать эмоциональными багажами, недоступными для переваривания смыслами. В итоге возникает не живой человек, не живое существо, а деревце Бонсай, преисполненное интроектов.


Википедия: интроект — это навязанное извне убеждение. Как правило, навязывают его значимые взрослые — родители. В детском возрасте интроект как бы «падает» внутрь организма, и не «переваривается» психикой, а принимается на веру, некритично)


 Но эти интроекты не приносят ему счастья. «Да, я хороший мальчик, я хорошая девочка, я выполнил все эти ваши предписания» или «я не могу их выполнить и от этого страдания мои усиливаются» или «счастье все равно не приходит, даже если их выполняю всё». И поэтому в психологии и психотерапии вы постепенно сдуваете пыль со всех установок, протираете и пересматриваете их. 

Вот такие разные типы одиночества.

А что насчет экзистенциального одиночества? Это тот уровень, когда одиночество просто осознается и не приносит страдания?

В психологии вертикального развития, особенно в Уилберовской интерпретации, экзистенциальный уровень — это довольно высокая стадия развития, относящаяся ко второму порядку сознания, интегральному. То, что в раней работе Уилбер назвал «кентаврическим сознанием». Он описал это в книге «Проект Атман» мы пытаемся избежать смерти и галлюцинируем собственное бессмертие. Это служит защитными механизмами. Мне страшно умирать, я не хочу сталкиваться с болью смерти.

Смерть — это порог, черное зеркало, на которое я проецирую все свои ужасы. И до достижения этих высоких стадий самосознания, в мое психическое пространство в живой опыт просто не проникают знания. Если бы оно проникло, у меня бы бошка взорвалась. Поэтому существует система защитных механизмов, которыми я себя отвлекаю от этого.

А дальше наступает экзистенциальное осознавание, когда я подхожу к этому порогу: я брошен в этот мир непонятно чем. Если я начитался пессимистической философии, как Сартр или Камю, то ощущается абсолютно случайная вброшенность в бытие, булькание в протобиотическом бульоне. И мы в постоянном крике, как у Эдварда Мунка, от осознания этой экзистенции.

Возникает такой вот опыт своей несущественности перед лицом бытия. Пытка, как будто в микроволновку нас кто-то засунул и медленно поджаривает. Это активирует все старые тени, если есть багаж накопленных травм, все это начинает выплескиваться. Это очень трудно переварить. Вот такой опыт экзистенциальной брошенности. Я бы не звал это даже одиночеством, скорее брошенность и одиночество перед миром.

И решением этого вопроса, по крайней мере с точки зрения Уилбера, является работа над очищением от теневых материалов. Должна быть структура эго, структура психики, которая более менее стабилизирована, иначе будет постоянно выбрасывать. Будет не просто опыт брошенности в мире, но и всех других: мама бросила, папа бросил, близкие, непрожитые утраты, горевания, вот это всё. Экономические ситуации нужно поправить. Естественно, если я в нищете живу, то еще больше усиливается страдание. 

Илон Маск, например, решает экзистенциальную проблему, проецируя своё бессмертие в проекте «Марс» и других, это дает ему витальную энергию, позволяющую не останавливаться, чтобы экзистенциальный ужас не проникал в его бытие. 

Еще важно заниматься внутренней алхимией или тем, что Уилбер называет «горизонтальным развитием», развитием через состояние сознания. То есть необходимо открывать экзистенциальный кризис. Здесь необходимо углубление в более тонкие состояния сознания, как Уилбер говорит, что жизнь человеческая — это путь от одиночества с маленькой буквы к Одиночеству с большой буквы. Или как группа ДДТ пела «Единочество». И когда вы обнаруживаете существование единого сакрального измерения.

Чтобы преодолеть внутренний кризис, необходимо заняться практикой внутреннего развития, созерцательного и медитативного толку. Это может быть даже созерцательная молитва, но обязательно должно созерцание присутствовать. Обычные методы mindfulness, осознанности, они практикуются на сосредоточении на объекте, дыхании, например. Это концентрация внимания. И из этого экстрагируется ощущение успокоения ума, потому что вы собираете свой ум и учите его быть дисциплинированным — вот цель этой практики. Но это еще не созерцание, это не медитация, как таковая. 

Подлинная медитация — это исследование опыта, происходящего с вами из мгновения в мгновение, когда вы постепенно начинаете проникать все глубже и глубже, во все более тонкие состояния, обращая свое внимание внутрь своего субъекта, и обнаруживая там некие структуры, которые вдруг начинают выходить на квантовый уровень (это метафора), когда они начинают вот так колебаться очень сильно. И между этими электронами очень много пространства возникает, между этими квантами. И вы вдруг начинаете сознавать это измерение взаимосвязанности всего со всем и выходить на голографический уровень сознания.

Изнутри начинаете открывать свою взаимосвязанность с этим мирозданием. И это мироздание начинает являть себя как некое идеальное пространство, кристаллизующееся вокруг универсальных доминант, таких как Красота, Благо, Истина. О чем Платон и неоплатоники говорили, то, чему в русской философии очень много времени уделяли и то, что Уилебр формулирует, как измерения Космоса. И это не просто какие-то формальные рассудочные понятия. А это именно сияющие, лучезарные грани внутреннего опыта, которым я живу и который начинает освещать меня изнутри. Когда вы в этом переживании находитесь, тогда нет никакого вопроса о брошенности, оставленности или просто экзистенциальном одиночестве.

Евгений Пустошкин берёт интервью у Руперта Шелдрейка в Лондоне (2019). Фото: Татьяна Парфёнова

Но если вы не продолжаете эту практику, если нет какой-то целостной интегральной практики, может возникнуть опыт темных ночей. Когда вы испытали этот опыт, а дальше вы возвращаетесь в обычную реальность, и вам нужно как-то соотнести всю эту пиковую вершину, какое-то мистическое переживание с вашей обыденной, повседневной реальностью. А ум еще не натренирован, сознание еще не натренировано, чтобы систематически на уровне профессионала раскрывать эти трансцендентальные референты. И поэтому возникает обостренное чувство своего одиночества.

Это описывают многие авторы, Колин Уилсон и романтики XIX века. Многие из них покончили жизнь самоубийством. Сначала они писали очень прекрасные стихи про то, что они становятся пророками, что Бог гласит их устами и что им всеведенье пророка дано. Но дальше из-за того, что вдохновение, муза их покидает, а у них нет каких-то феноменологических инструментов созерцательных, чтобы шлифовать свое сознание, и плюс много теней, связанных с условиями воспитания, они впадают в депрессию, отчаяние, из возвышенного состояния впадают в глубокую бездну. И это часто приводит к тому, что они начинают саморазрушительно себя вести, употреблять алкоголь, дуэли, самоубийство. И колоссальное количество этих поэтов романтиков или художников-романтиков, которые вроде бы прозрели духовно, узрели трансцендентальную часть мироздания и утратили с ней связь на следующий день, — они просто в отчаянии наложили на себя руки.

Поэтому такой момент темной ночи, очень важный и есть способы пока еще мало исследованные, в каком направлении можно идти, если вы достигли вершины экзистенциального кризиса. Решением этого экзистенциального кризиса является объективизация своего текущего субъекта и этой самой экзистенции. И с использованием парадигмы созерцания, погружение во все более и более тонкие состояния сознания. И сейчас благодаря тому, что на западе происходят такие новые исследования, например, психоделической волны, они получают какие-то еще способы на работу с измененными состояниями сознания. Есть еще и холотропное дыхание.

Я лично сторонник, скорее, созерцания, чем психотехнических резких входов в измененное состояние сознания. Но плеяда психотехник существует. Есть целые системы работы со своим сознанием, чтобы самонастраиваться с этим камертоном. И тогда проблема экзистенциальной брошенности начинает рассасываться, жизнь начинает озаряться изнутри. Но этот путь тернист.

Как сказал один исследователь, Дмитрий Леонидович Спивак (цитата не дословная): «В XX веке человечество получило доступ к разным инструментам, хлынули восточные практики, эволюция сознания начала происходить. И все начали думать, что они могут попасть в рай, не снимая сапог, как ковбои». 

3 книги, перевернувшие взгляд Евгения Пустошкина на мир:

1) Кен Уилбер, «Интегральная духовность» https://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/integralnaya-duxovnost/
2) Василий Налимов, «Канатоходец»
3) Василий Налимов, «Спонтанность сознания»

Какой способ заваривания кофе самый безопасный для сердца

Ученые Гетеборгоского университета в Швеции определили самый лучший способ заваривания кофе, который уменьшает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Оказалось, что фильтрованный напиток является самым безопасным и может продлить жизнь.

“Использование фильтра снижает вероятность сердечных приступов и преждевременной смерти”, – говорит автор исследования Даг Тель, старший преподаватель кафедры общественного здравоохранения и общественной медицины Университета Гетеборга, Швеция.

В исследовании приняли участие более полумиллиона мужчин и женщин в возрасте 20-79 лет. Добровольцы заполнили анкеты о количестве и типе потребляемого кофе, также были собраны данные о переменных, которые могли повлиять как на употребление напитка, так и на болезни сердца. Эти дополнительные факторы включали в себя курение, образование, физическую активность, рост, вес, кровяное давление и уровень холестерина.

За здоровьем добровольцев следили в течение 20 лет. Всего умерли 46 461 человек, при этом 12 621 — от сердечно-сосудистых заболеваний, включая 6202 случая инфаркта.

Среди тех, кто пил фильтрованный кофе, риск общей смерти был на 15 процентов ниже, чем среди тех, кто кофе не пил. Напиток уменьшал риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний на 12 процентов среди мужчин и на 20 процентов среди женщин. Самая низкая смертность была среди потребителей от 1 до 4 чашек фильтрованного кофе в день.


Photo by Tyler Nix on Unsplash and  Raychan on Unsplash

Без паники: коронавирус не оставит нас без кофе

На этой неделе СМИ атаковали любителей кофе тревожными новостями: “Коронавирус убивает индустрию кофе”, “Мир останется без кофе”, “В мае 2020 года цены на кофе подскочат из-за пандемии”. Толчком послужила публикация Bloomberg, которая широко разошлась и в русскоязычных СМИ. Плохие новости поднимают рейтинги, а еще подталкивают людей сметать с полок любые товары, названные дефицитными. 


Coffee&Interview захотелось привнести немного осознанности и дзена в тревожный информационный поток. Мы попросили людей, знающих толк в хорошем кофе, прокомментировать ситуацию. 


Илья Савинов, основатель Torrefacto

Вопрос не столько в дефиците, сколько в том, что производители попадают в ситуацию между молотом и наковальней: молотом вызванных пандемией ограничений и наковальней падающего спроса. Большая доля потребления кофе приходилась на хореку (HoReCa) по всему миру, и что я слышу, так это то, что потребление «вне дома» далеко не перетекает на 100% в домашнее потребление. Резкое падение спроса, вызванное текущей ситуацией, происходит на фоне огромного прироста производства последних 10 лет. 

Мировое производство выросло со 130 до 160 миллионов мешков за последние 10 лет, это 25% прирост и это не экстремумы (по экстремумам прирост и вовсе 120-170). То есть, все эти годы страны потребления давали устойчивый сигнал: производите, и те производили. А сейчас, на фоне схлопывающегося спроса, а его схлопывание подтверждается повсеместно и в разных странах, сигнал будет другой: подождите, столько не нужно. А это значит, что есть риск, наоборот, ухода цены вниз, что добьёт и без того ослабших от «вирусных ограничений» производителей кофе.

В долгосрочной перспективе мы, вероятно, увидим и дефицит, и рост цен на кофе, но это произойдет не в мае 2020 и даже не в следующем году, а спустя 3-5 лет.

Russian Coffee Tea Cacao Exhibition and Conference

Что касается наc, то мы живем в российских рублёвых реалиях, и для нас фактор девальвации куда более существенный при ценообразовании, чем фактор котировок на бирже.

Биржевые качели максимум дадут нам +$5 на кг жареного кофе, это экстремальное, пиковое значение, реально речь идёт, скорее всего, о +$2,5-3,5 на кг, и это явление временное, а девальвация рубля на 25% — это уже случившийся факт, который приведёт к сопоставимому в количественном выражении росту. И девальвация у нас носит характер постоянный. То есть биржа вниз отыграет, а рубль вверх — уже нет. Только об этом у нас почему-то не говорят, как будто это само собой разумеется, а новости о кофейной бирже читают и перечитывают.

В отношении нашего ценообразования, мы покупаем 95% нашего зелёного кофе в СФТ (SFT Trading), объявившем о заморозке (долларовых) цен на зелёный кофе на второй квартал, то есть никакие биржевые скачки мая-июня на наших ценах не отразятся. Рублёвые цены мы заморозили на уровне 66 рублей за доллар и будем держать их на таком уровне настолько, насколько возможно. Стратегически мы хотим дополнительно снижать цены, но для этого требуется большая масса заказов для нахождения в точке безубыточности при сниженных ценах.


Лепилин Дмитрий, генеральный директор Open Coffee

Open Coffee - Home | Facebook

В статье Bloomberg речь идет в основном о коммерческом кофе. И то, что написано по большей части правда. Но наша компания работает с более высокой категорией зерна. Мы представляем в России две известных в мире компании — Ally и Nordic Approach.

У нас с ними партнерские отношения с долгосрочными контрактами, с фиксированными ценами и бронью. Таким же образом они выстраивают отношения с производителями. Цены известны наперед и не станут в этом году выше. У нас повышения цен точно не будет.


Марина Анохина, владелец и главный обжарщик компании ShipCoffee

Мы работаем в узком и специфическом сегменте качественного кофе — спешелти. Он изначально дороже чем кофе масс-маркета и не так сильно зависит от внешних факторов. Например, проблема оттока рабочих была всегда, просто сейчас усилилась. Рабочие переходят в другие сектора, где платят больше или фермер решает, что на другой сельхозкультуре можно заработать больше, поэтому вырубает кофейные деревья и начинает высаживать что-то другое. Или сборщики переезжают в другую страну.

Те фермы с которыми мы имеем дело уже давно работают над тем чтобы их кофе был более рентабельным. Поэтому и платят рабочим больше или экспериментируют с разными методами ферментации. То есть сейчас они находятся в более выгодном положении чем фермеры с традиционным подходом. Их проблемы коснутся в последнюю очередь.

Russian Coffee Tea Cacao Exhibition and Conference

И мы не привязаны к какой то конкретной стране, а выбираем кофе по вкусу. Если в стране неурожай или на какой-то отдельной ферме, мы просто с ней не работаем.

В какой-то год у нас не было вообще кофе из Бурунди. Что ни попробуешь — не вкусно. Что поделать, покупали из других стран, ждали когда будет нормальный урожай. Так что с этой проблемой тоже встречались. Будем как раньше выбирать самое вкусное и качественное из какой бы страны это ни было

Мы зависим в основном от колебания курса рубля к доллару. Вот он серьезно влияет. Мартовский скачок уже заставил нас пересмотреть цены, они повысились как раз на 15%, хотя продолжают оставаться одними из самых низких в нашей нише. Вот сейчас думаем, а не повысить ли ещё на немного, чтобы не демпинговать.

А вот отгрузки кофе из других стран могут действительно вызвать проблему. Порты открыты не все, часть рабочих отправлены по домам, есть проблемы с контейнерами. Но экспортёры зелёного кофе находятся в постоянном контакте с поставщиками в других странах и заранее готовятся к задержкам отгрузок. И все время общаются с обжарщиками, предупреждая об изменениях. Но речь идёт именно о задержках, а не отмене поставок. С учётом падения спроса может это и к лучшему. 

Наших текущих запасов хватит на несколько месяцев. А запасов наших поставщиков сейчас хватит до середины лета точно. Мы уже 7 лет на рынке и знаем всех поставщиков лично и со всеми хорошие дружеские отношения. Круг не очень большой, но надёжный. Вот как раз вчера пришел новый урожай из Гватемалы, а сегодня пришла информация, что в Бразилии все относительно спокойно и готовятся к сбору урожая.


Юрий Головков, основатель проекта QQCoffee

Вопрос безусловно сложный и неоднозначный. Поэтому предлагаю отталкиваться от того, что мы видим сейчас. Начнем с трех основных факторов, которые оказывают влияние на цену кофе здесь и сейчас:

  1. Цены на кофе на товарных биржах, поскольку именно они напрямую влияют на цену основного потока кофе, который торгуется в мире: 

Цены на Нью Йоркской бирже арабики не возросли, а сильно опустились. За последние дни, усредненное значение, которое мы имеем на сегодня – 110 центов за фунт, что никак нельзя считать слишком высокой ценой, даже сравнивая её с моментом, когда COVID-19 еще не появился на наших радарах.

Что касается цен на робусту, то они тоже находятся на достаточно низкой отметке, 1 139 USD за метрическую тонну.

Текущие вводные позволяют обеспечить достаточно умеренные закупочные цены, которые никак не могут расцениваться как причина для увеличения цен. 


Вторым фактором могут служить дифференциалы (премия к значению рынка, которая устанавливается продавцом/экспортером за продаваемый кофе). Этот показатель, конечно, может возрасти поскольку производители кофе находятся не в самом лучшем положении, которое связано как с текущей непростой ситуацией в мире, так и с достаточно низкими ценами на арабику, которые диктовал рынок в последнее время. Ситуация с дифференциалами может отличаться от страны к стране и зависит не только исключительно от наличия или отсутствия рабочей силы для сбора урожая, но и от многих других факторов, которые можно считать «внутренней кухней»  кофейного сектора. Поэтому где-то дифференциалы растут, а где-то могут и снижаться.

Даже если дифференциал меняется, то зачастую это оказывает не такое большое влияние на цену кофе, хотя конечно это не всегда так и зависит от конкретных стран и экспортеров.

Обжарщик QQCoffee - Mr. Barista

Третий фактор — прибыль импортеров кофе в странах потребления. В общем и целом, нельзя сказать, что аппетиты импортеров высоки, обычно маржа импортера не столь высока, в то время как  заработок скорее идет за счет объемов, если мы говорим о больших компаниях, которые оказывают большее влияние на сам рынок. Сейчас конкретных предпосылок для повышения цен этими компаниями нет.

Один из сегментов потребления кофе переживает не лучшие времена – HoReCa, а значит и зеленого кофе у импортеров покупают намного меньше. Если образуются излишки сырья на складе, то его следует как можно скорее сбыть, возможно нас даже ожидает снижение цен в рамках тотальной распродажи на момент стабилизации ситуации.

На финальную цену кофе в рублях будет оказывать влияние и курс USD, поскольку импортеры в основном вынуждены продавать зеленый кофе обжарщикам в привязке к USD, поскольку закупка кофе у экспортеров в странах произрастания осуществляется в тех же долларах. Вот этот фактор, конечно, негативно сказывается на цене кофе, как и на цене многих других товаров общественного потребления.

Предпосылок для роста цен здесь и сейчас пока что нет, а вот что нас ждет в будущем настолько же непредсказуемо, как и развитие ситуации с COVID-19.


Виктор Скуратов, CEO сети Skuratov Coffee

Кофейня Skuratov Coffee на Арбатской - Mr. Barista

Повышать цены пока не планируем. Мы закупили несколько десятков тонн зеленого зерна по старым ценам.

Как нам кажется, причиной роста цен может быть тот факт, что многие обжарщики покупали с запасом, так как было непонятно, как будут двигаться товары через границы, и тем самым создали повышенный спрос на зерно. В дальнейшем повышение цены зерна на 10-20% не заставит нас поднимать цену на напитки. Если цена выше поднимется, то будем думать.


Есть вопросы, комментарии,  дополнения? Добро пожаловать в группу Кофе и интервью на Фейсбуке

Парень «сгонял за кофе», не выходя из дома

Находчивый молодой человек из США нашел способ «сходить за кофе», не нарушая карантин. Курьер ему тоже не понадобился.

Парень прикрепил к дрону корзинку и запустил его к ближайшему Макдоналдсу. Сотрудница ресторана поставила стаканчик с кофе в корзинку и беспилотник вернулся домой. Как вам такая идея?


Photo by david henrichs on Unsplash

Как кофейни выживают во время карантина

Небольшие обжарщики кофе в Москве из-за закрытия кофеен потеряли один из источников дохода. Чтобы решить проблему и поддерживать бизнес, они объединились и договорились с сетью «Вкусвилл» о продаже зёрен в её магазинах. Сейчас они ведут переговоры с другими ритейлерами.

Автор инициативы — сооснователь кофейного кооператива «Чёрный» Артём Темиров, рассказал что нужно знать небольшому поставщику, если он хочет попасть на полки супермаркетов.

30 марта Темиров на своей странице в Facebook рассказал, что у него появилась идея, которая может помочь не только кооперативу «Чёрный», но и другим московским обжарщикам. Для этого он попросил друзей найти контакты в крупных торговых сетях и сервисах доставки: X5 Retail Group («Пятёрочка», «Перекрёсток», «Карусель»), «Утконосе», «Самокате», «Яндекс.Лавке», «Сбермаркете» и других.

Спустя почти две недели Темиров договорился о сотрудничестве со «Вкусвиллом». Ритейлер согласился продавать в нескольких десятках своих магазинов в Москве кофе от четырёх обжарщиков: кооператива «Чёрный», Camera Obscura, West4 и The Welder Catherine — по одному сорту от каждого.

«Вкусвилл» заключил договор на два месяца: апрель и май. Так как всё нужно было сделать срочно, ритейлер пошёл на уступки по некоторым условиям: все заявки и договоры были согласованы за несколько дней вместо недель, а сроки отсрочки оплаты за товар составили меньше 40 дней. По словам Темирова, весь процесс занял меньше двух недель: 10 апреля кооператив «Чёрный» отгрузил кофе.

В крупных сетях кооператив столкнулся с тем, что ритейлеры не готовы пойти на такие уступки или предложить антикризисные условия сотрудничества, которые могли бы помочь малому и среднему бизнесу в кризис. По этой причине Темиров не стал подавать заявку в X5, но он не станет возражать, если это сделает кто-то из коалиции.


Полный текст материала можно почитать на сайте VC.ru

Спрос на кофе вырос. Взлетят ли цены на зерна из-за коронавируса?

Спрос на кофейные зерна вырос из-за пандемии коронавируса, и компаниям, занимающимся обжаркой кофе, пришлось работать на полную мощность, чтобы потребители смогли пополнить свои запасы.

Жозе Маркос Магальяеш, глава второго по величине кофейного кооператива Бразилии Minasul, отметил увеличение отгрузок в Европу и Северную Америку. Minasul рассчитывал отправить 400000 мешков (в каждом из которых по 60 кг бобов) в течение всего 2020 года, но в марте заказы превысили этот уровень. Теперь Магальяеш ожидает, что международные продажи в этом году превысят 800000 мешков, что больше чем вдвое превышает прошлогодний объем в 360000.

«У нас очень высокий спрос, в основном из Европы. .. потребление сильно выросло в американских супермаркетах, и они хотят пополнить запасы»

Жозе Маркос Магальяеш, Minasul

Стандартные фьючерсы на более качественные бобы арабики, торгуемые в Нью-Йорке, выросли на 20% с начала февраля до $1.20 за фунт, что делает  кофе одним из самых прибыльных сырьевых товаров в мире. За тот же период нефть подешевела более чем на 40%, а медь примерно на 8%.

Пока в этом месяце цены остаются неизменными, но начинают появляться риски нарушения поставок, поскольку запасы сокращаются перед началом сбора урожая в ключевых латиноамериканских странах-производителях арабики. Низкие цены в 2018 и 2019 годах привели к тому, что многие производители закрыли фермы, в то время как экспорт из таких стран, как Гондурас и Колумбия, упал из-за снижения доходности.

Риски для отрасли

С начала февраля арабика, торгуемая на бирже ICE, рынке последней инстанции для покупателей физических бобов, упала на 11% до двухлетнего минимума.


«Существует нехватка мытой арабики», — заявил Роберто Велес, директор Колумбийской федерации производителей кофе, имея в виду бобы премиум-класса, обработанные мокрым способом для более мягкого и выраженного вкуса.


Аналитики Rabobank ожидают, что вялые темпы экспорта из многих стран сохранятся в течение всего 2020 года.

Даже в Бразилии, крупнейшем в мире производителе и экспортере, некоторые покупатели не смогли получить столько кофе, сколько хотели.


«У нас остались небольшие запасы, и мы не смогли выполнить все заявки. В результате мне приходится выбирать заказы, но это из-за нехватки кофе», — отметил Магальяеш.


Надежды производителей связаны с урожаем в Бразилии, сбор которого начинается в мае, а также со вторым урожаем в Колумбии — позже в этом месяце.

Аналитики ожидают, что цены будут нестабильными, а трейдеры пытаются предугадать, удастся ли собрать, обработать и транспортировать бразильский урожай, который, по прогнозам, будет близок к рекордным максимумам. Аналитик Rabobank Карлос Мера считает, что может возникнуть нехватка рабочей силы, поскольку многие работники в стране не хотят уезжать далеко.


«Что будет с урожаем — большой вопрос», — сказал он, отметив, что, по оценкам, пик пандемии в стране придется на конец апреля-начало мая.


По словам Велеса, ограничения на поездки в Колумбии, введенные национальными и местными властями, создают проблемы для сбора кофе. Даже если удастся собрать урожай, добавил он, то возникнут логистические проблемы на каждом этапе доставки от фермы до порта.

Существует также неопределенность в отношении потребления. По данным фирмы Nielsen, потребительский спрос на фасованный кофе подскочил в марте, а еженедельные продажи в США выросли на 73% по сравнению с предыдущим годом.

Однако брокерская компания Marex Spectron ожидает, что общий спрос снизится, поскольку домашнее потребление не компенсирует недостаток потребления в таких сетях, как Starbucks, и ресторанах. Rabobank зафиксировал падение спроса на 0.4% в 2020 году по сравнению с ростом на 2.5% в 2019 году. Такое падение было бы аналогично уровню, наблюдавшемуся после финансового кризиса 2008 года.

Повод для оптимизма

Возобновление работы кафе в районах, в первую очередь пострадавших от вируса, обнадеживает представителей отрасли. Стивен Херст, глава компании Mercanta, которая специализируется на поставке высококачественного кофе в кофейни и кустарные предприятия, занимающиеся обжаркой, заявил о восстановлении своего азиатского бизнеса. Хотя рост продаж в Европе и США остановился, активность в сингапурском офисе «в основном возвращается к норме».


«[Азиатские страны] находятся на другой стадии кризиса и уже выходят из него», — отметил он.


Возвращаясь к Бразилии, Магальяеш надеется, что сохраняющийся спрос удержит цены на нынешнем уровне и что Minasul сможет решить логистические проблемы. Есть повод для хорошего настроения. Дороги и порты остаются открытыми, а такие транспортные гиганты, как Maersk, пытаются решить проблемы с нехваткой контейнеров для экспортеров.

Кроме того, по его словам, основная часть из 8000 производителей кооператива, которые работают на мелких фермах, уже находится на «естественном карантине»:


«Они живут на ферме, в изоляции, и это еще одна причина, которая позволит сохранить работу в кофейной отрасли».


Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

Бесплатный онлайн-магазин для кафе и обжарщиков

Компания Cropster, специализирующаяся на создании специализированного кофейного программного обеспечения, на время объявленной ВОЗ пандемии предоставляет кофейням возможность бесплатно создать интернет-магазин на своей платформе.

Когда мы увидели, какое влияние COVID-19 окажет на кофейное сообщество, мы захотели найти решение для кофейных предприятий, которое помогло бы упростить и расширить возможности общения со своими клиентами и партнерами. Результатом стал shipbeans.com, бесплатный сервис, посвященный соединению розничных магазинов кофе и ростеров с потребителями.


Аналогичное предложение, только для России предложила компания Restik в партнерстве с «СысоевFM».


Photo by William Moreland on Unsplash