Кофе как культ, чай — как искусство

«Напиток — это лишь предлог для культа чистоты и утончённости, священный обряд, в котором хозяин и гость соединяются, чтобы сообща почувствовать высшее блаженство, доступное мирянину. Чайная комната была оазисом в печальной пустыне существования, где усталые путники могли встречаться, чтобы пить из одного источника приближения к искусству. […] За всем этим скрывалась тонкая философия.»

«Книга чая», Какудзо Окакура

О проекте возрождения традиции русского чаепития «Нитка» и его авторе Андрее Колбасинове написано удивительно много. Не составит труда найти материал о предпринимателе из Тулы, который открыл модную чайную в центре Москвы. Сейчас повышенный интерес СМИ к человеку, который с горящими глазами рассказывает о возрождении русской культуры, вполне понятен, но ведь писали и раньше.

Проект «Нитка» появился несколько лет назад и быстро стал пользоваться популярностью у любителей чая и атмосферных мест. До чая Андрей Колбасинов занимался кофе, выступал главным судьёй на чемпионатах России среди бариста, открыл в Туле кофейный бар «Кофе культ», который тоже был на слуху и даже получил премию «Бизнес-триумф» как «Лучшее предприятие в сфере услуг».

Как предпринимателю удаётся создавать проекты, о которых все говорят, и места, в которые хочется возвращаться? Мне кажется, я нашла секрет в случайной фразе, которую Андрей обронил во время нашей беседы.

Андрей Колбасинов встречает меня в своей уютной чайной, обитающей на Большой Ордынке в Центре поэта Андрея Вознесенского. Меня не покидает ощущение, что я забежала поболтать к своему соседу по даче в Переделкино: самовар, книги, винил, винтажная мебель, бабушкина печка и цветок Серёга, который сопровождает хозяина в разных проектах уже много лет.

Я немножко сонный, потому что мы уже с семи утра снимаем. У нас скоро публикация книги про русское чаепитие. Готовим материалы для краудфандинга. 

[Андрей показывает страницы будущей книги и во мне начинает танцевать библиофил: иллюстрации, вёрстка, тексты — книга будет что надо, уже хочу]

Когда я планировал открыть чайную, столкнулся с тем, что на русском языке нет ни одной книги, которую можно взять в руки и насладиться. Решил сделать сам: в ней про чай, историю, географию, культуру и всякую утварь. 

фото: Нитка

В восточной традиции красная нитк

Какие ещё планы, кроме выпуска книги? Год назад ты много говорил об открытии чайных в других городах и даже странах, сохранились амбиции? Как твой бизнес сейчас себя чувствует?

Был шоковый момент и некоторые сложности, связанные со скачком курса, который у нас совпал с весенним периодом закупки чая. Но мы ещё в пандемию научились делать резервы, так что сейчас мы хорошо себя чувствуем, развиваемся, даже зарплату сотрудникам в прошлом месяце подняли. Думаю, что внутренний рынок будет расти, плюс сейчас к проекту повышенный интерес, мы были русскими, когда это ещё не было мейнстримом.

Новые чайные планируешь открывать?

Я веду переговоры с Вадимом Дымовым (владелец компании «Дымов» и магазинов «Республика». — Прим. ред.) по открытию в Суздале большой двухэтажной чайной метров на 300 с верандой. Если получится, то мы сделаем. У нас на складе есть товар, чтобы обслуживать ещё несколько проектов. Но самоцели открывать ради того, чтобы открыть, у меня нет.


«„Нитка“ — один из немногих проектов в России, который представляет спешиалти чаи (член европейской ассоциации спешиалти чая). Спешиалти — это когда ты знаешь фермеров, которые выращивают чай, это про культуру, про всё, что окружает сам продукт».


Есть ли в текущей ситуации какая-то возможность русской чайной традиции выйти на зарубежный рынок?

Корейцы — фанаты самоваров, русского чаепития. Они визжат просто от этого. Я думаю, что в Сеуле можно сделать сеть русских чайных, там это будет работать. Малайзия, Гонконг. Естественно, Дубай. В Китае высокий интерес. На китайском языке даже есть книги про русскую чайную упаковку [книга есть на полке в чайной «Нитка». — Прим. ред.], они инвестируют в исследования русского чая, русского чайного пути. Чего, к сожалению, не делает в достаточной степени российское правительство.


  • «Нитка» — так назывался караван верблюдов, который вёз чай
    из Китая в Россию.
  • В восточной традиции красная нитка олицетворяет неразрывную связь между людьми. Из множества таких нитей состоит ткань народов.
  • В английском флоте вплетали красную нить в корабельные канаты. Эта нить, идущая от начала до конца, стала символом непрерывности и постоянства

У тебя есть какие-то ещё бизнесы кроме «Нитки»? Я правильно понимаю, что чайная — это лишь элемент маркетинга, а основа дохода — это интернет-магазин?

Раньше у меня были колебания, но сейчас у меня только «Нитка». Вот не хочу больше ничего делать. Хочу только этот проект развивать. Основа у нас не интернет-магазин, а оптовые продажи в рестораны и кофейни, и большой объём составляют корпоративные подарки. Мы работаем с ресторанами Уиллиама Ламберти, Арама Мнацаканова, Twins Garden братьев Березуцких, Sage Блинова и Перельмана и многими другими. В ресторанах стал появляться хороший чай и это классно. Я думаю, что как минимум каждый пятизвездочный отель должен иметь чайного сомелье.

фото: ресторан Folk

В каких местах ты сам любишь бывать в Москве? Есть любимые рестораны, кафе?

Моя супруга занимается консалтингом в ресторанной сфере и пишет обзоры у себя в блоге. Поэтому мы стараемся ходить в разные места. Из последнего мне очень понравился Folk с шеф-поваром Вовой Чистяковым. Пушка вообще. Очень интересный проект. Лучший проект прошлого года, по моему мнению. Он офигенный.


Несмотря на то, что современное общество больше приучено к кофейной культуре, я заметила, что вырисовывается новый тренд: в медиапространстве слегка растёт давление на кофеин, а популярность чая увеличивается. Как думаешь, это связано с повышением роли азиатских стран в мире, ростом благосостояния жителей поднебесной и влиянием Китая на мировую экономику?

Скорее это healthy-лобби. Все, что связано со здоровьем — огромная индустрия, которая может продавливать атаку на кофеин. Но это цикличный процесс: сначала кофе побеждает, потом чай. В ближайшие 15–20 лет будут чайные времена. Люди, в принципе, стали более настороженно относиться к кофеину и к стрессу. Если 20 лет назад стресс был чем-то классным, было модно вечно куда-то бежать, торопиться, то сейчас это уже не комильфо. Стаканчик кофе с собой — эгоистичный аксессуар, как и стиль жизни: ты один, сам себе на уме, и ты бежишь. А чай — это напиток, который объединяет. Думаю, XXI век все-таки будет под флагом объединения людей.


«Русский караван» — чай с мировым признанием.
Его коптят на саксауле, который рос вдоль «Шёлкового пути», где шли караваны торговцев. Китайский копчёный чай лапсанг сушонг коптится на сосне, у него очень яркий дегтярный вкус. У чая от «Нитки» вкус более деликатный. Команда проекта получила за него серебро на Teas of the World — крупном глобальном чайном конкурсе, который проводился в Париже.


Ты полностью перешёл на чай или ещё пьёшь кофе? (Вопрос-эстафета от предыдущей героини интервью Екатерины Лапиной)

Не, мы пьём, чай из жареных кофейных зёрен — это тоже неплохо.

Какой у тебя самый любимый способ заваривания?

Я завариваю себе воронку обычно. Раньше любил капучино, а сейчас только чёрный пью. В кофейнях беру фильтр.

У вас в чайной тоже можно выпить кофе. Где вы зерна закупаете?

В этом вопросе для меня человеческие отношения были на первом месте, тут даже выбор не стоял, я отдал предпочтение моему старому другу Руслану Шульге (сооснователь проекта Silky Drum, двукратный победитель Российского чемпионата по завариванию кофе, финалист мирового чемпионата по завариванию кофе, обжарщик-технолог. — Прим. ред.). У нас сформировались отличные отношения за годы чемпионатов и совместных проектов. С ним и работаем. Если бы не они, то мы работали бы с Rockets.

Перед нашей встречей я читала твою историю и размышляла о твоём мировоззрении, о проектах, у которых всегда есть идея и глубина. В одном из интервью ты советовал всем почитать аналитическую психологию Юнга, подумала: может, это он на тебя повлиял?

Я уже не помню такого [смеётся]. Юнга я читал, но это было давно, лет 10 назад. Если говорить об основополагающих книгах, которые повлияли, то это Лао Цзы, Евангелие и «Поток». Эти три книги сформировали мировоззрение.

Евангелие — потому что там почти весь европейский культурный код?

Да, и мне это близко, так как я сторонник креационизма (от лат. creatio, род. п. creationis «творение») — религиозная и философская концепция, согласно которой основные формы органического мира (жизнь), человечество, планета Земля, а также мир в целом, рассматриваются как непосредственно созданные Творцом или Богом. — Прим. ред.).


Ты где-то говорил, что единый культурный код не делает людей одинаковыми, а, наоборот, создаёт многообразие. Звучит красиво и заманчиво, но не до конца понятно, есть в этом что-то нелогичное, что ли.

Культурный код, частью которого является чаепитие, например, даёт ощущение идентичности. То есть человек ощущает свою собственную уникальность, даже находясь в рамках чего-то общего. Разнообразие людей — это совокупность этих ощущений самоидентичности.

Я очень люблю дореволюционные времена, они были более органичными, правильными, более близкими к природе. Было огромное количество клубов по интересам, которые формировали идентичность каждого человека. Чем ты занимаешься; с кем ты общаешься — твой круг общения. Всё это про связь. Мы опять переходим к тому, что идентичность — это про связи с другими людьми… Это как аксон в головном мозге (так они называются, да?): чем больше они разветвляются, тем больше объём личности.

Но это разве не иллюзия про дореволюционные времена? Мне кажется, мы живём какими-то мифическими представлениями об этом. Например, что тогда было лучше, чем сейчас, было больше клубов. Сейчас разве не больше кружков по интересам, возможностей себя развивать и чувствовать себя сопричастным к чему-то другому?

Мне точно больше нравится то, как всё это было оформлено, на каком визуальном уровне всё делалось. Здесь очень тонкая грань между иллюзией и собственным видением. Каждый создаёт для себя эту картинку. Моя картинка такая. Она меня вдохновляет, мне она нравится, и я не вижу причины искать возможности её стереть или исправить.


Это как наша память, человек не в состоянии точно вспомнить во всех деталях, что было с ним на самом деле, мы всегда достраиваем события, дорисовываем их.

Я думаю, что память находится в настоящем. Память — это то, что существует сейчас, и достоверность, и истина — такие недостижимые понятия. Я думаю, что мы должны, опираясь на факты, интерпретировать их в свою пользу сегодня. Мы находимся здесь и сейчас и можем происходящее в прошлом интерпретировать против себя, что будет нам вредить, а можем интерпретировать в свою пользу, и это будет делать нас лучше.


Наш разговор поплыл по философской реке. Я это очень люблю. Ты интересуешься русской философией?

Не то чтобы прямо сильно интересуюсь, но мне нравится Лев Шестов — это киевский философ очень крутой, Ро́занов, Победоносцев — те имена, которые рекомендую.

Шестов, который миру открыл моего любимого Кьеркегора?

Наверное, знаешь, у меня очень хреновая память, поэтому я могу в чем-то ошибаться.

Мало кто знает
Все слышали о философе-экзистенциалисте Кьеркегоре, но мало кто знает Шестова. А между тем именно Лев Шестов открыл всему миру Сёрена Кьеркегора, написав о нем книгу. Её изданием руководил «Комитет друзей Льва Шестова», в который входили Николай Бердяев и Альбер Камю. «Киргегард и экзистенциальная философия» стала одной из первых книг, осветивших мысль Кьеркегора за пределами Скандинавии и Германии.


Слышала, что ты ценишь внутреннюю и внешнюю тишину, занимаешься ли ты медитацией, практиками осознанности?

Я не практикую сейчас. Но несколько курсов проходил. Всё, что основано на исследованиях Стэнфордского университета, я готов воспринимать, любое появление религиозных историй — нет, для этого есть абсолютно другая часть знаний и ощущений. Медитация для меня скорее часть рационального. Ходьба или любое другое занятие может стать динамической медитацией, вопрос проникновения в текущее, в сущность, насколько ты уделяешь внимание. Сразу видно, когда человек внутри, уделяет внимание деталям. Детали — это проникновение и есть. Причастность ко всему, что происходит вокруг. Жизнь сама по себе медитативна, вопрос только в том, что многие не вникают в то, что происходит.


«Нитка» обосновалась в Центре Андрея Вознесенского — это центр современного искусства, как ты к нему относишься, часто ли ходишь на выставки, дружишь ли с театром?

Я считаю, что современная поэзия (то, чем во многом занимается центр Вознесенского), не настолько влиятельна, как были тексты прошлого века. Потому что они зачастую не говорят о чем-то очень важном. У меня есть ощущение, что современный текст и поэзия сконцентрировались на каких-то микроситуациях. Тот же самый Вознесенский собирал стадионы по причине, что он говорил о чём-то очень важном. И этого сейчас в текстах я не вижу.

А с театром у меня было несколько попыток, театр — не моё это. Но никогда не скажу, что театр — это плохо. Когда я был моложе и не такой спокойный как сейчас, меня это больше цепляло. Сейчас я могу оценить: классно — не классно. Но вот какого-то восторга… наверное, я приближаюсь к дзэну: когда нет несчастья, нет счастья…

…есть только путь. Молодой, в смысле, что надо все успеть или просто был более взрывной, то есть эта была какая-то энергичность?

Энергичности у меня никогда не было. Мама рассказывала, что я был идеальным ребёнком. Я ел, спал и смотрел, когда просыпался, просто разглядывал всё по сторонам, не кричал.

фото: Андрей Колбасинов

Вот сейчас удивил. Кажется, что предприниматели, наоборот, самые энергичные люди, которые не могут сидеть на месте. Как делать бизнес, один, другой, третий — все успешные, когда ты не энергичный?

Для меня это история про несостоявшегося художника. В детстве я ходил в студию, но для поступления в гимназию пришлось поменять курс рисования на курс английского языка. А теперь вот моё творчество [руками обводит чайную].

Этот маленький штрих, случайно оброненный в конце разговора, и стал для меня ключом, открывающим дверь к успеху проектов Андрея Колбасинова — относиться к бизнесу как к искусству.

Искусство основано на интуиции, которая также крайне важна и для бизнеса. Эстетический опыт художника интегрируется в психику и помогает развитию интуиции. А дальше по Фрейду: опыт, полученный в одной сфере, переносится на другую, способствуя появлению интересных предпринимательских решений и проектов, мимо которых невозможно пройти.


«Приготовление чая —это искусство <…>. У нас есть хороший и плохой чай, так же как и у вас есть хорошая и плохая живопись (превалирует обычно последняя). Не существует единого рецепта приготовления идеального чая, как и не существует правил для создания такой живописи, которая принадлежит кисти Тициана или Сэссона. Каждая заготовка листьев имеет свой собственный метод, свои специфические приемы, связанные с водой и теплом. Главное, что в этом процессе должна всегда присутствовать истинная красота».

«Книга чая», Какудзо Окакура

Для читателей Coffee&Interview действует специальная скидка
Промокод: RIGHT (скидка 10% на весь чай)