Илья Савинов


Илья любит свежий кофе светлой обжарки. Метод приготовления — воронка.

Кофе — больше, чем просто напиток. Пожалуй только этим можно объяснить его бешеную популярность в мире. Для кого-то это допинг и наркотик, для других традиции и стиль, а для моего собеседника кофе — это бизнес и возможность заставить людей задуматься о чем-то более важном, чем просто механическое выполнение ежедневных рутинных действий.

  • Почему кофеин — это «костыль человечества»?
  • Как делают растворимый кофе?
  • Можно ли совмещать собственный бизнес с офисной работой?
  • Что «имбецильного» в российской системе образования и почему обучение на западе не панацея?

На эти и другие вопросы отвечает основатель компании по обжарке и продаже кофе Torrefacto Илья Савинов.

— Как вы думаете, могут ли вернуться гонения на кофе?
— Кофе — это переходное звено от средневекового затуманенного пьянства к новой футуристической концепции Табула Раса, чистого сознания, когда человек способен видеть образы и события без использования психотропных препаратов. Во многих странах появление этого напитка способствовало сокращению потребления спиртного, поэтому гонения на кофе могут начаться только со стороны алкогольного лобби.

— А со стороны религиозных организаций? В средние века главным противником кофе была христианская церковь, которая пыталась запретить напиток, называя его «черной кровью мусульман».
— Вытесняя алкогольные напитки, кофе очищал сознание людей, это помогло им осознать, что в их жизни не все гладко. Они начинали вести себя в некоторой степени революционно, да и революции были в духе того времени. Я не думаю, что она возможна в 21 веке, тем более в России. Что до «черной крови мусульман», то сегодня Америка законодатель моды. Кофе слишком сильно проник в жизнь рядового американца, больше чем россиянина. Я не думаю, что они смогут вырвать его из ежедневного рациона. Да и кофе в Штатах неспроста стал таким популярным, он был одним из символов независимости, когда корабль с чаем перевернули, в колониях началась кампания в пользу кофе. (Прим. ред.: речь о Бостонском чаепитии). Но американские паттерны потребления сильно отличаются от наших. Западный человек начинает день со стакана кофе и только с ним движется к своему завтраку. В России проще, мы можем сегодня же сказать: «О’кей, кофе больше не существует». И снова начать пить чай.

Кофеин — это «костыль», помогающий нам доковылять в светлое будущее, которое будет связано с самоопределением

— То есть увлечение кофе, в-первую очередь, связано с психологическим и культурным аспектом. Бывает физическая зависимость от кофе? Ученые говорят, что влияние кофеина на мозг человека не изучено до конца.
— Конечно воздействие кофеина на мозг не изучено, как и сам по себе организм человека. Кофеин блокирует аденозин, который отвечает за усталость, соответственно, мы чуть меньше ее чувствуем. А еще кофе, как наркотики или алкоголь, способствует выработке дофамина, вызывающего эйфорию. Хорошо это или плохо? Возможно, на данном этапе развития человечества кофеин является необходимым препаратом, который позволяет нам более качественно и комплексно погружаться в разные пласты информации, которой сейчас намного больше, чем 100 лет назад. Раньше мы могли проучиться в школе, поступить в институт, пойти на работу и проработать на ней до конца своих дней, занимаясь всю жизнь схожей деятельностью. А сейчас это невозможно, вы должны постоянно развиваться, чтобы оставаться на борту житейского судна. Кофеин — это «костыль», помогающий нам доковылять в светлое будущее, которое будет связано с самоопределением, пониманием того, кто такой человек. Другое дело, что не нужно принимать его каждый день с утра до ночи. Мы, все же, должны стремиться к чистому состоянию без стимулирующих препаратов. Я призываю человечество пить меньше кофе, хотя это и сокращает мой заработок.

HM0G8813

— У меня есть приятельницы, которые не любят кофе, но пьют его потому что насмотрелись сериала «Секс в большом городе» и думают, что бумажный стаканчик — это стильно.
— Этот вопрос лежит в плоскости того, какой путь в жизни выбирает человек. Он хочет быть или казаться. Он хочет быть тем, что он есть, или он хочет создавать образ того, чего на самом деле в нем нет. Я заметил одну особенность: если нужно посидеть и поговорить с группой 20-30 человек, им надо дать выпить по 50-100 мл кофе — это помогает лучше интегрироваться в процесс общения. Тут у кофе есть преимущество перед алкоголем, который только вначале помогает разговору, а потом наступает точка, после которой каждая дополнительная доза отдаляет людей друг от друга, они уже не могут донести информацию, каждый начинает существовать в своем мире.

HM0G8730.jpg
Фото: Сергей Серый, школа «Фотография. Без лишних понтов»

— Может быть, это из-за того, что под кофеином люди не общаются долго? Вы же слышали о феномене 40-го километра?
— Вы о том ролике, где какой-то дядя что-то у доски рассказывал? Меня о нем многие покупатели спрашивали. Я не смог его досмотреть, потому что он мне показался странным. Он рассказывает о строении зерна что-то, какая-то внешняя кожица, внутренняя. Я не знаю. Я эту ягоду видел тысячу миллионов раз. Я вообще не понял, о чем он говорит. Знаю, чему учат в кофейных школах: пик прихода кофеина приходится на 40-ю минуту. Период полураспада 3-4 часа, через 4 часа он нас покинет с жидкостью. Так что, по идее, все работает наоборот.

— Любопытно, но диетолог Алексей Ковальков рассказал мне то же самое, слово в слово (про то, что сначала действует кофеин, а спустя 40 минут начинает работать теобромин, дающий обратный эффект).
— Да, я бы с удовольствием сам с ним поговорил, чтобы понять процесс с биохимической точки зрения. Если говорить с сущностной точки зрения, то понятно, что если ты взлетаешь, то потом падаешь. Не может быть иначе, любая система стремится к балансу.

Счастье — это чувство осмысленности, осознанности, наполненности положительными эмоциями и смыслами

— Самое время задать вам его вопрос (по традиции журнала каждый герой задает вопрос следующему): «Что для вас «счастье»?
— Счастье — это чувство осмысленности, осознанности, наполненности положительными эмоциями и смыслами. Жизнь, подчиненная миссии, цели, идея, которая охватывает твое существование. Видеть успех там, где его не с кем разделить, в своих внутренних процессах налаживания причинно-следственных связей со Вселенной.

— Перед интервью с вами, я попросила читателей Coffee&Interview задать вопросы о кофе, больше всего людей интересует из чего делают растворимый кофе?
— В отрасли много мифов, все производители растворимого кофе — это крупные компании с большими бюджетами на маркетинг, они воюют друг с другом, покупают ученых, которые пишут для них исследования. Что там происходит на самом деле, знают только производители, я могу лишь рассказать, как по идее делается растворимый кофе. Берется зерно, обжаривается, затем из него вываривается суперконцентрированный экстракт и замораживается — получается Freeze Dried Coffee. Гранулы в банках — это высушенный морозом, очень густой кофе, который вы потом растворяете и получаете то, что получаете. В нем большое количество робусты, в робусте в два раза больше кофеина, чем в арабике (это я вам могу точно сказать). А ответить на вопрос, как действительно делают растворимый кофе, сможет только беспристрастный человек, побывавший на всех заводах во время производства, а не в день экскурсии, но таких людей нет.

2D6A4050

— Некоторые вещи лучше не знать, например, как колбасу делают.
— В жизни есть закон баланса: за удобство всегда платим чем-то другим. Когда я спрашиваю людей, почему они пьют растворимый кофе, многие отвечают: «Потому что это удобно». Я не понимаю, что в этом удобного. Это как растворить пакетик супа и его проглотить. Лучше попить воды, чем так питаться. Мы ищем более качественные продукты, которые пускаем внутрь себя, в этом контексте свежий зерновой кофе светлой обжарки является очень хорошим помощником для развития своей «лиры» и аналитического аппарата. Потому что это самый сложный продукт на Земле по количеству вкусо-ароматических компонентов, тут их в 2 раза больше, чем в вине, и никакого похмелья. Работая с этими вкусами, вы научаетесь лучше и качественнее выстраивать свою внутреннюю историю, также, как слушать хорошую музыку, смотреть сложные визуальные образы, а не палочку и квадратик. Чем сильнее развиты слух, зрение, органолептика, тем выше наша способность жить более гармоничной и качественной жизнью.

— Вы сказали хорошую фразу о том, что нужно быть, а не казаться. А кто вы на самом деле? Какова ваша высшая цель?
— Кто я и к чему иду — это две разные вещи. Я — ищущий человек. Не знаю, как это называется в русском языке, может быть, путник, странник или исследователь. Я просто пытаюсь понять, зачем человек на этой планете, что мы здесь делаем и для чего. О чем моя жизнь в целом? Люди делятся на 3 лагеря: одни с силами добра, другие с силами зла, а третьи, которых 95%, просто посередине. Моя задача, сталкивать последних в светлую сторону, которую я для себя принял, несмотря на все преимущества, которые дает темная сторона.

— Каким образом?
— Только одним путем — через образование. Текущая система образования, вся школьная программа — это какой-то маразм и имбецилия. Человека надо учить совершенно другим вещам: своим способностям, понимать, кто он, управлять своими эмоциями, и тогда ему будет намного проще и лучше проживать свою большую жизнь. Бизнес для меня — это один из способов донесения этого тезиса, инструмент, который продолжает меня, как рука или нога, но ни в коем случае, он не является самоцелью, он не вертится вокруг прибылей и убытков. Это важная часть, но она далеко не единственная. Это также, как говорить, что я живу для того, чтобы есть. Бизнес не может жить только для того, чтобы создавать прибыль, без нее ничего нет, но на ней все не заканчивается, а только начинается.

SFT_Lab

— Может быть вы так спокойно рассуждаете о прибыли и убытках, потому что у вас есть еще другой источник заработка — наемная работа в компании?
— Да, вот эта «зеленая компания» (Прим. пред.: компания SFT Trading, где Илья занимает позицию директора по развитию), принадлежит моему отцу на три четверти. Я здесь тоже некоторые решения принимаю. Через эту компанию я могу общаться с обжарщиками, людьми, которые выращивают и производят кофе, обсуждать с ними идеи и концепции, быть в курсе событий. А благодаря своему бизнесу по обжарке кофе я получаю обратную связь от людей, которые пьют его дома, узнаю о том, как они живут, о чем думают, хотят ли менять свою жизнь к лучшему. Для меня работа в компании и собственный бизнес — это единое целое, я его не разделяю на две части, они достаточно сильно сплетены.

Компании, которые жестко относятся к трудовому графику своих сотрудников, обречены

— Перед нашей встречей я прочитала ваше интервью о том, как как успешно совмещать офисную работу с собственным бизнесом. Я обрадовалась — наконец-то узнаю секрет. Оказалось, что бизнес на 3/4 принадлежит вашему отцу, и я взгрустнула: опять родственные связи. Как думаете, вам бы удалось усидеть на двух стульях при другом начальнике?
— Конечно! Здесь же есть и другие люди, не связанные с отцом родственными связями, которые тоже как-то совмещают свои другие дела. Это важные вопросы: о чем наша жизнь? Для чего мы живем? Что мы делаем? Это большой процесс поиска, который может проявляться по-разному. Вы же как-то совмещаете со своими рабочими обязанностями семью. У меня, например, двое детей, и у них тоже есть свои потребности, которые не всегда возникают в установленные трудовым регламентом сроки. Компании, которые жестко относятся к трудовому графику своих сотрудников, обречены. Работа — это часть жизни, и чем больше у человека возможностей для творческой реализации в рамках той среды, в которой он работает, тем больше он берет на себя ответственность, развивается. Неужели взрослому человеку может быть более интересна какая-то бессмысленная посиделка с друзьями, чем проект, который он сам ведет, творчески реализуется, растет как профессионал? Я в это не верю! Первое может быть использовано как способ отдыха, способ переключения до тех пор, пока он необходим, но он не может быть интереснее. Если у человека нет потребности в саморазвитии, то это большой вопрос к человеку.

— Возможно это вопрос воспитания и среды, в которой человек вырос. К примеру, если государство начнет выдавать людям деньги просто так, то многие будут пить «Боярышник», потому что нет у них у никакого желания развиваться, а есть желание разрушаться.
— Вы basic income имеете в виду? Я слышал, что результаты исследований не восхищают. Я был недавно в Португалии, там ребята производят ростеры — это бизнес, где много ручного труда. Они говорят, что что молодежь не хочет идти к ним с этими чушками возиться. У них есть пособие, размер которого сопоставим с зарплатой, зачем им работать? С другой стороны, люди, которые пьют «Боярышник», это особая категория. Алкоголь, в первую очередь, поражает творческие отделы мозга, которые в том числе, говорят нам о саморазвитии. Если вы регулярно употребляете спиртные напитки, у вас не остается внутренней потребности что-то делать и менять. Тут конечно и среда виновата. Если вас с вашими мыслями и идеями поселить к уголовникам лет на 5, вы будете думать как они. Но мы можем вытолкнуть «Боярышник» из повседневной жизни людей, и кофе — это помощь на этом переходном этапе.

Текущая система образования, вся школьная программа — это какой-то маразм и имбецилия.

— Мне близка ваша идея о том, что человек должен учиться не тому, как ставить галочки в ЕГЭ, а развивать свои способности. Но как встроить это в текущую «имбецильную», по вашим же словам, систему образования?
— Хороший вопрос, у меня, к сожалению, нет на него ответа. Мне кажется, что у имеющейся системы есть масса недостатков. Первый недостаток — это разрыв. Когда я приходил в институт, я слабо понимал, зачем я учился в школе, а устраиваясь на работу — зачем я учился в вузе. Да, я получил там два с половиной навыка и каким-то вещам я действительно научился, они мне помогли, но это можно было ужать в полугодичный прицельный курс. Что делать со школой, я не знаю. Есть 30-50 способностей, которые надо выделить и протестировать. Каждый человек должен проходить такую диагностику. Я бы условно поделил область развития на две части. Первая — это навыки, которые помогают нам выжить: системное мышление, умение анализировать, быстро принимать решения, умение работать со своими страхами и желаниями, управление личным временем, самомотивация, самодисциплина, умение работать с деньгами. Вторая — это общий кругозор: был Ван Гог, Нельсон Мандела, Мартин Лютер Кинг, Федор Достоевский, они прожили такую жизнь потому-то и, если ты считаешь, что ты на них похож, то у тебя тоже может получиться, потому что у них это получилось. В «кругозорной» части может быть курс органической химии, два трехчасовых фильма хватит для общего понимания. А то я помню, что мы год проходили валентность, в ней я еще стоял на ногах, а когда пошла органическая химия, у меня был нокдаун, после которого я не оправился до конца школы. Что я из этого вынес? Что я тупой, наверное, но я не вынес вообще ничего полезного. Зачем все это было нужно в школе, я не понимаю. Мне говорят про социализацию. Да, наверное, она нужна, но мы можем ей заниматься с помощью совместных игр. А от педагога как много зависит! Кто-то действительно горит душой, другие просто отрабатывают зарплату. В мое время было много таких «стал преподавателем, потому, что больше нигде не нужен». В институте это было еще страшнее. Человек выходил, клал свою бумажку и час двадцать бубнил какую-то ересь. Учиться можно у тех, кому ты доверяешь, кого ты считаешь более компетентным в той области, в которой ты, черт побери, хочешь развиваться.

— У вас двое детей (2 и 4 года), они уже втянуты в систему образования, в садик ходят?
— Нет. Я спрашивал у старшего, хочет ли он ходить в садик. Он всегда говорил: «Нет». Каждый день в течение двух недель. Тогда я понял, что он действительно не хочет. И мы оставили эту историю. Со школой что делать, я пока не знаю.

— Можно отправить учиться во Германию, Америку?
— Это моя любимая тема. Я много ездил — везде все одно и то же. Нет рая там, где нас нет. У нас прошивка русская, это важно понимать. Язык определяет то, как мы мыслим. Если в английском языке есть понятие achiever — человек, который достигает, ставит перед собой цели, планомерно их добивается, у нас такого нет, наверное, мы об этом не думаем. Русским сложно попадать в культуру людей с другой прошивкой и непонятно, зачем это делать. Если у нас здесь не очень хорошо, значит наша работа в том, чтобы сделать лучше. А уехать в какой-то подготовленный рай не совсем правильно. Это не совсем корректный подход к жизни, не потому, что я что-то должен стране, просто есть какие-то вызовы, которые перед тобой ставит жизнь, в России их много, поэтому здесь действительно интересно жить. Западный мир, при всем моем к нему уважении, слишком упрощенный — книги, вещи, даже взять йогу, когда люди просто себя тянут, не понимая глубинных основ и смыслов, которые остались на востоке. А восток он суперсимволичный, пока доковыряешься до сути, пройдет 2-3 года. Именно в России, у нас есть возможность синтезировать Восток и Запад, взять форму и содержание, склеить их и получить качественный результат.

Нет рая там, где нас нет. У нас прошивка русская, это важно понимать.

— А «Западный мир» — это кто?
— Есть мои партнеры — поставщики. С ними обсуждаешь финансовые результаты — понятно, урожай в Эфиопии — понятно, а начинаешь идти в эмоциональные переживания, какие-то душевные вещи, и у них закрываются глаза. В этот момент я чувствую, что они отключаются от меня. В России я этого не ощущаю. Мне кажется, это связано с нашей прошивкой и культурой, с тем, что у нас есть Достоевский, благодаря которому мы привыкли ковыряться внутри себя. Человечество вообще вовне себя нацелено: у нас айфоны, беспроводные наушники, самолеты, путешествия на луну, но, черт возьми, внутри мы себя вообще не понимаем. Мне кажется, что здесь среда и язык помогают нам смотреть внутрь себя. А что даст западное образование? Базовые навыки, hard skills?

— Много раз слышала про «бездушный Запад»: они, мол, не глубокие, а у нас Достоевский. Вы знаете, что на двадцатипятилетие смерти Достоевского ото всей нашей духовной России на его могилу пришло всего 7 человек? А популярен на Родине он стал только после того, как Запад его распробовал. Может быть они просто не открываются чужакам?
— Может быть. Я не хочу сказать, что люди на западе хуже. Может быть у них глубина идет в другую сторону? Я думаю, что она у всех есть, все мы — люди, одинаковый вид. Может быть, у них понятие вот этого внутреннего чуть-чуть другое, хотя, опять-таки, у нас есть слова «совесть» и «сознание». Любой человек понимает их разницу в русском языке. Но в английском все это будет conscience, нет разделения. Но мы же говорили об этом в контексте образования. Я хочу сказать, что я испытываю барьер, это будет более правильно и более объективно. Но если я натыкаюсь на это, то и мои дети будут натыкаться, тогда в чем смысл? А насчет признания, Ван Гог при своей жизни тоже никому был не нужен. Смерть — это отличный популяризатор творца.

Илья пробует свежесваренный кофе, резко и со свистом втягивая в себя напиток. Не могу не поинтересоваться зачем это.
— Базовый ликбез. У нас есть всего 4 вкуса: соленый, сладкий, кислый, горький. Есть еще умами — это более сложная восточная история, которая присутствует в йодированных морских водорослях, спелых помидорах — насыщенность ротовой полости, которую сложно осознать, поэтому остановимся на четырех. Мы делаем глоток и говорим: «Здесь какая-то ягода, облепиха». А где? У нас же соленый, сладкий, кислый, горький? Оказывается есть еще огромное количество, несколько тысяч, летучих ароматических соединений, попадающих в ретроназальные каналы, которые идут из ротовой полости в носовую (носом мы нюхаем запах еды, которая у нас лежит во рту). И по-английски это называется замечательным словом flavor, а у нас это не называется никак. Простой пример: зажмите нос и попробуйте малину, которую многие считают сладкой на вкус. На самом деле, у нее кислый вкус, но очень много ароматики, которая и превращает малину в ту самую сладкую. В этом весь трюк, когда я резко втягиваю кофе, я быстрее осознаю все эти компоненты, плюс он быстрее распределяется по зонам языка, поэтому интенсивность восприятия гораздо выше.

7a2e186d-7b27-4019-8a41-ed7ff270411f

 

— От черного кофе к вопросу о белой стороне добра, на которой, как вы сказали, находитесь. Хочу понять, что для вас хорошо, а что плохо, что есть «добро» в вашем понимании?

— «Я никому не хочу ставить ногу на грудь», — как пел Цой. Совершая какой-то нравственный выбор, я руководствуюсь именно этим, хотя от этого часто страдает скорость продвижения вперед. Я против искусственной жестокости, которую мы сами в себе вырастили, она живет внутри нас и хочет реализовывать себя в неэтичных нормах и правилах. Я считаю, что в глубине души у каждого человека (пусть даже он самый последний адепт «Боярышника») есть божественный огонь, который он может в себе разжечь. Человек может спастись, прожить осмысленную жизнь, не запятнав свою карму плохими действиями. И это есть в каждом.
И наконец, доброе — это простые вещи: не обманывать, то есть говорить правду либо молчать о том, о чем не хочешь говорить; нести ответственность за то, что делаешь; стремиться помогать людям расти.

— Распространенное мнение, что цель нашего бытия — это саморазвитие: быть лучшей версией себя, прочувствовать максимальное количество своих возможностей и т.д. Но это для вас высшее благо, а может те, кого вы пытаетесь вовлечь, считают, что саморазвитие — зло, что счастье есть состояние пассивности, чем мы счастливее, тем пассивнее по отношению к миру.
— Тут вступают в силу некоторые эгоистичные мотивы. Например, я много хожу пешком, а на улице кто-то может вылететь на проезжую часть и сбить человека или выскочить из машины и застрелить другого. Никто от этого не застрахован. Что мы с этим можем сделать? Только трансформировать общество в целом, помочь людям осознавать себя, понять ценность человеческой жизни, право другого на личную свободу и так далее. Но развитие — это не высшая ценность, а средство. Цель, наверно, находится в загадке смерти. Смерть — это большой и непонятный человечеству вопрос, потому что не было еще никого, кто бы нам оттуда отправил смс-ку и рассказал, что там происходит.

— Рано или поздно все узнают смерть, и для этого не обязательно заниматься саморазвитием.
— Возможно. Но нам нужно готовить себя к переходу в какое-то другое состояние. Версия о том, что все заканчивается здесь — она какая-то странная. В жизни, конечно, есть игривая жестокость, но это уже перебор. Ты просто прожил одну жизнь отсюда до сюда, умер, и больше ничего? Ну тогда это вообще какая-то бессмысленная чушь собачья! Я отказываюсь в это верить. Смерть является переходом, но его качество зависит взаимодействия человека с жизнью на всем ее протяжении. Но, черт побери, мне всего лишь 31 год, и я понятия не имею, что это за качество. Правда вряд ли мне придется там квадратный корень извлекать в уме.
В любом случае, я уверен в том, что новые знания расширяют возможности — это не может быть злом. Знания дают свободу. Но этой свободой надо уметь управлять исходя из нравственных рамок.

— Мы говорили об этом с Иваром Максутовым: единственный, кто не получает выгоду от просвещения, тот, кто хочет власти, таким людям проще крестьян неграмотных иметь.
— Можно иметь власть и над просвещенными людьми, но для этого надо быть лидером этого сообщества. Всегда нужен кто-то, кто пойдет светить фонариком в те области, куда другие боятся двинуться. Должен быть общественный договор, и у просвещенных людей, и у непросвещенных. Но если власть совсем тупая — «тебя посадить», «ходите отсюда до окопа или до обеда», то, конечно, им будет тяжело.

— А в России сейчас такая власть?
— Я не знаю. Это очень сложно.

— Вы же живете в этой стране, видите какие-то позитивные изменения?
— 10 лет назад мне очень нравилось говорить, как в России все плохо — это у нас модная тема. Потом один человек меня поймал и говорит: «Слушай, ты же считаешь, что ты умный?» Ну, я еще глупый был тогда и сказал: «Да, считаю». Он говорит: «Тогда найди, что есть хорошего, и говори об этом, потому что это сложнее». Мне понравилась идея. Два года я просто молчал (смеется). Потом стал находить какие-то вещи. Если 5-10 лет назад по улицам ходили люди с пивом и «Ягуаром», то сейчас они держат в руках кофе, чай, воду. Степень алкоголизации снизилась. Может быть, просто мой мир изменился, но я недавно был Новосибирске, в Барнауле, и действительно люди подтверждают, что потреблять алкоголь стали меньше. Возникла пропаганда здорового образа жизни. Но это же идет откуда-то сверху, не само собой меняется. Очевидно, что кому-то хватает разума пропагандировать вещи, которые принесут пользу в долгосрочной перспективе, чтобы овцы и через 50 лет давали шерсть. Мне кажется, у нас само дерево общества — оно само по себе…

— Гниловатое?
— Ну, что-то с ним не то. Скажем, если убрать текущую власть и посадить на их место Иисуса и 12 апостолов — ничего не изменится. Изменения должны идти снизу. Вот когда мент на улице не будет брать деньги за нарушение правил, вот тогда начнется. Раньше мне тоже нравилось всех ругать, а потом у меня появилась своя компания, где мои решения претворяются в жизнь. Когда я понял, что у себя тремя-пятью людьми не могу управлять — заставить их сделать точно то, что мне нужно — то о чем тогда речь идет в масштабах государства со всей этой историей, с людьми, феодальной раздробленностью и разницей 8 часов от Владивостока до Москвы? Хорошо, что нет, сигналов, которые были в 90-х, этого полубандитского управления. Шаламов, кажется, сказал, что достаточно трех-четырех недель беспорядка, и люди покажут свою звериную суть.

10 лет назад мне очень нравилось говорить, как в России все плохо — это у нас модная тема.

— Вы упомянули «божественный огонь», который есть в каждом человеке. Это просто красивый оборот или вы религиозный человек?
— Я религиозный человек, только моя религия — это не христианство, буддизм или мусульманство. Внутри меня есть свод законов, по которому я живу, внутренняя система ценностей, которую можно назвать религиозной. Меня всегда интересовали люди, которые идут с высоко поднятой головой на казнь, они не готовы отступиться от своих убеждений даже ради сохранения собственной жизни. Божественное в человеке — это тяга к чему-то большему, чем ты сам, а не просто механическое выполнение своих ежедневных операций. А Бог — это не конкретный человек или некая субстанция, которую мы своим муравьиным интеллектом можем понять. Даже когда я слышу про инопланетян, которые золото добывали на Земле, мне смешно. Нельзя судить чужие формы жизни своим трехмерным мышлением.

3 вопроса от Coffee&Interview
— Что вас вдохновляет?
Смысл в рамках большой картины
— Какую книгу посоветуете почитать?
«Идиот» Достоевского
— Кого читаете в Инстаграме?
Я не пользуюсь соцсетями.

ilya05
Фото: martynychev.ru

 

1 интересный факт о герое, который мы нашли в Интернете: 

Илья играет в театре «Удивительной театральной студии» в двух спектаклях – «Трамвай «Желание» и «Мандат».